ПОСЛЕДНИЙ АФРОДИЗИАК

 

Власть, сексуальность, грядущие выборы - так можно определить тему интервью с психотерапевтом Ю. Глинянниковым.

Корр.: - Должен ли политик быть сексуальным?

Ю.Г.: - Начну издалека. Есть такая компьютерная психолингвистическая система "Ваал". Она показывает, что привлекательность политика в глазах избирателей зависит даже от того, какие звуки преобладают в его фамилии - твердые, мягкие, шипящие... Если уж и это влияет на наш выбор, то что тогда говорить о сексуальной привлекательности человека? Вот скажите, почему мы при равнозначных программах отдаем предпочтение тому или другому кандидату?

Корр.: - Это станет ясно, если вспомнить слоган Ельцина в 1996 году: "Голосуй сердцем!"

Ю.Г.: - В том-то и дело, что сердцу не прикажешь. Все наши "прекрасные порывы" связаны с бессознательным, в частности - с инстинктом продолжения рода. Ведь мы выбираем себе власть, как женщина выбирает мужа, по тем же самым критериям: надежность, способность защитить, умение себя подать.

Корр.: - Насколько удачно basic instinct эксплуатируется в предвыборных технологиях?

Ю.Г.: - С каждым политиком работает группа сильных консультантов, задача которых - сделать его как можно привлекательнее. В результате с плакатов и телеэкранов на нас смотрят совсем не те лица, что в реальной жизни. Но врожденное не скроешь, - во всяком случае, достаточно присмотреться чуть-чуть внимательнее. Вот пример, пусть далекий от России, но показательный - Буш-младший. Он говорит о сотрудничестве, а сам при этом прячет руки...

Корр.: - Психоаналитик Александр Литвинов говорил: "Власть и секс - сообщающиеся сосуды". То есть, человек, наделенный сексуальностью, обязательно стремится лидерствовать. Но отчего стремление командовать в койке перерастает в стремление командовать нацией?

Ю.Г.: - По-моему, большое значение имеет привычка, которая является причиной кризисов в партнерских отношениях: все уже известно, все не интересно... А тут - такое поле для деятельности: регион, а то и страна! Есть куда приложить свою сексуальную энергию. Не получилось реализовать себя как лидера в постели - хорошо, отыграемся на народе.

Корр.: - Генри Киссинджеру приписывают афоризм: "Власть - последний афродизиак". Получается, что политика - единственное средство компенсировать неудачи в личной жизни?

Ю.Г.: - Нельзя судить об этом однозначно: у каждого политика свои мотивы. Не исключаю, что для людей с диктаторскими амбициями оно и в самом деле так. Но это, по-моему, уже полное извращение. Вспомним хотя бы Владимира Вольфовича: его отношение к людям, - к женщинам, в частности. Может ли он быть успешен в сексуальных отношениях? Вряд ли. Для него власть - действительно способ изжить свои комплексы.

Корр.: - Однако принято считать, что каждому политику свойственны диктаторские, садистические импульсы, и ему важно взять от власти три вещи: унизить, обмануть и обобрать. Так ли это?

Ю.Г.: - Обман - практически обязательная вещь на первом этапе вхождения во власть. Нам обычно обещают процветание, для которого нет ни сил, ни средств. Но если посулы будут ограничиваться реальными возможностями, политик обречен на поражение. Добившись власти, человек понимает: все вокруг колхозное, все вокруг мое. И тогда начинается обираловка. А унижение - и вовсе классическое средство господствовать. Когда человек разут и раздет, он чувствует свою уязвимость и зависимость, и тогда им легче управлять. Достаточно сказать: хочешь жить получше - делай то-то и то-то...

Корр.: - Все мы знаем это чуть ли не наизусть. Знаем и то, что власть наша, мягко говоря, малоэффективна. Но прилежно опускаем в урну бюллетени. Как объяснить этот парадокс?

Ю.Г.: - Во-первых, избиратель хочет быть востребованным: раз я пришел на участок, значит, я кому-то нужен. Во-вторых, он боится, как бы не стало хуже. Но во всем этом ощущается какая-то безысходность. Лично я в последний раз голосовал лет десять назад. С тех пор и не ходил на выборы: убедился, что ничего не меняется...

 

Александр Кузьменков, «Сердцеед»

 

В тему

 

Депутат Госдумы С. Юшенков говорил, что в России между половым и законодательным актом много общего: и то, и другое делается через задницу.

 

Председатель Российской Социалистической партии В. Брынцалов так сформулировал национальную идею: "Россиянами должен руководить не инстинкт самосохранения, а инстинкт размножения".

 

Около здания Госдумы трудятся примерно 110 путан-профессионалок. Если верить им, то заработать можно на всех, кроме Зюганова и Явлинского. А средний гонорар на этом доходном месте составляет $200 в день.

 

Три года назад в Москве открылся бордель, персонал которого составляют двойники знаменитостей. В частности, там трудятся "Ленин", "Брежнев" и "Жириновский". Секс с копией политика недешев: $600 в час, то есть в шесть раз выше средней столичной таксы.

 

В. Жириновский в одном из интервью поставил своим коллегам ряд любопытных диагнозов. По его мнению, Г. Зюганов склонен к некрофилии, К. Боровой и В. Новодворская - к скотоложеству, Е. Гайдар - к оральному сексу, Г. Явлинский и Б. Немцов - к онанизму.

 

В 1998 году некоторые столичные таблоиды сообщили, что 30 помощников депутатов Госдумы лечились от сифилиса. Слух не получил официального подтверждения, равно как и опровержения.

 

В 1999 году молодежное объединение "Поколение свободы" разослало презервативы 13 российским парламентариям, чтобы те не размножались. Известно, что в числе получивших "изделие N2" оказались А. Макашов и В. Шандыбин.

 

В 2000 году Калининградское телевидение распространило информацию о том, что причиной смерти А. Собчака стали излишества, которые политик позволил себе с проституткой. Репортеры утверждали, что видеозапись допроса ночной бабочки хранится в тамошнем УФСБ.

 

Психиатр Д. Еникеева утверждает, что самый распространенный диагноз среди российской политической элиты - гомосексуализм. Далее по убывающей следуют педофилия, эфебофилия (влечение к подросткам) нарциссизм, фетишизм, садизм и мазохизм. Согласно ее наблюдениям, импотенция среди политиков встречается в четыре раза чаще, нежели среди простых россиян. По-видимому, кандидат медицинских наук знает, что говорит: стаж ее работы в Кремле составляет 25 лет.

«Сердцеед»