ИНТИМНОСТЬ – ИСКУССТВО БЫТЬ ЛЮБИМЫМ

 

Строки из письма: «Познакомлюсь с молодой девушкой, немного склонной к полноте, с выделяющимися формами, но без живота, для постоянных интимных отношений. Возможна материальная поддержка. Интересный мужчина, 36-172-73, без вредных привычек, добрый, ласковый. Братск, док. ***.»

Мы привыкли читать подобные строки. Мы даже при­выкли к подмене смысла интимности. У многих слово "интимность" автоматически ассоциируется с чисто сек­суальными отношениями. Следует все же понимать, что секс и интимные отношения - это разного поля ягоды.

Всю » свою жизнь мы стремимся к близким, теплым, интимным отношениям. Однако найти их, и тем более достойно пронести по жизни, для многих оказывается не под силу. На первый взгляд это мо­жет показаться странным, ведь настолько очевидны ценности, которые мы обретаем в до­верительных свя­зях: радость, пони­мание, комфорт, поддержку в трудную минуту, и какую важную роль они играют в нашей жизни. Одна­ко никто не сможет указать верный путь, ведущий к истинно интимным отношениям, их со­хранению и разви­тию. В наши дни это стало одной главных проблем, ведь отсутствие интимности едет к разводам, а также к непонима­нию, партеров.

В чем же суть интимности? Начнем с того, что само слово «интимность» происходит от латинского intimus, что означает сокровенное, лежащие глубоко внутри. Интим­ность – это взаимоотношения двоих, интересующихся друг другом людей, в процессе которых наиболее свободно проявляются их чувства, мысли и действия.

Интимность - это не то же, что любовь, и даже не то же, что глубокая привязанность. Друзья могут вместе отдыхать и работать, получая от этого удовольствие, не поверяя при этом друг другу никаких чувств. Или же человек может любить другого, ни как не выражая ему своих чувств.

Можно сказать, что интимные отношения весьма разно­образны и очень не просты. Следует ожидать, что интим­ность без любви и сексуальных отношении (если это возможно) будет в корне отличаться от интимности, которой сопутствуют любовь и сексуальная страсть.

Некоторые психологи обращают внимание на то, что способность человека устанавливать интимные отношения с другими людьми в какой-то мере зависит от его собствен­ного "Я", основанного на самопознании. Такое знание самого себя помогает нам определить свои чувства и желания, а также поделиться ими с другими. В интимных отношениях важно признать самого себя, поскольку это позволяет человеку сохранять индивидуальность и не надевать чуждые ему маски.

Те люди, которые стыдятся своего положения, обычно с трудом устанавливают и поддерживают интимные отношения. В основном они стараются самоутвердиться в глазах других, добиться признания и уважения. Если это и удается, их отношение к себе меняется, но не надолго. Другие, находясь постоянно в депрессии и унынии, стараются заглушить собственное "Я" наркотиками и алкоголем, убежать от себя, погрузиться в работу или убивать время просиживая перед телевизором. Третьи же, чувствуя себя постоянно несчастными, пытаются наладить отношения с такими же, как они, которые бы их любили, защищали и развлекали. Однако, такие взаимоотношения не долговечны.

Но из этого не следует, что при возникновении чувства интимности человек должен быть абсолютно счастлив. Когда мы заглядываем себе в душу, то всегда находим там то, что нас не устраивает. Большей частью мы способны отделить плохое от хорошего, и стремимся измениться к лучшему. При всех обстоятельствах очень важно сохранить чувство собственного "Я", не дать ему раствориться даже при очень тесных отношениях. Отношения, поглощающие нас целиком, могут приносить счастье, но вместе с тем не оставляют времени на самосовершенствование. Такая всепоглощающая связь может оказаться скорее вредной, чем приносящей пользу.

У каждого человека свое отношение к интимности. Если партнер почувствовал, что в интимные отношения проникла ложь, или движение становится односторонним, то возникает естественное желание прекратить их или же найти достойную замену. И, наоборот, те, кто считает свои интимные отношения равноправными и справедливыми, готовы их продлять вечно.

 «Сердцеед»