Подать рекламу и срочные платные объявления можно прямо сейчас через вот этот сервис (оплата картой, СМС, Яндекс-деньгами и т.д.):

ПОДАТЬ РЕКЛАМУ В ГАЗЕТЫ



.: наши издания :.

СМОЖЕТ ЛИ БРАТСКАЯ МЕДИЦИНА САМА СЕБЯ ВЫЛЕЧИТЬ?

(Окончание. Начало в прошлом номере - №30 (1166), 24-30 июля 2015)

Напомним, что в прошлом номере нашей газеты мы опубликовали начало долгого, но интересного разговора с главным врачом ОГАУЗ БГБ №1 Всеволодом Левченко. Сегодня предлагаем вашему вниманию вторую часть этого интервью.

- Всеволод Борисович, все медицинские учреждения перешли в ведение области. Раньше городская власть помогала решать какие-то проблемы и покупать оборудование. А сейчас областная власть помнит о Братске и его проблемах?

- Да, многие проблемы, когда мы принадлежали муниципалитету, решались проще. Но не могу сказать, что они не решаются сейчас, при переходе в областное подчинение. Есть, конечно, определенные проблемы непонимания сути и важности какой-то ситуации, но только потому, что эти люди находятся далеко – за 600 км. А на местах и мэр, и заместители мэра вынуждены обращаться за медицинской помощью, и видят проблемы, ситуацию и состояние своими глазами, и ты можешь донести до человека, что конкретно надо и как надо. Министерство сейчас курирует около 97 лечебных учреждений – это колоссальное количество! Не знаю, как они с этим справляются, но, естественно, что «голоса всех вопящих» они не слышат. Это раз. Второе – остаточный принцип финансирования территорий. Я просто вижу, как оснащаются Иркутск, Ангарск и Усолье, и по остаточному принципу – все остальные. Причём, чем дальше от центра – тем меньше. А Братск при этом – крупнейший город области после Иркутска, и обслуживает весь север области. Но должен сказать, что финансовых вложений было больше именно тогда, когда мы перешли в министерство, потому шла реализация таких масштабных проектов, как модернизация здравоохранения, поступало дорогостоящее оборудование. Его мало поступило, но оно очень дорого стоит. Но опять-таки, это с точки зрения финансов, а если смотреть на количество единиц оборудования – конечно, больше покупал муниципалитет. Сейчас вроде бы по линии ОМС мы можем покупать себе оборудование, но не дороже 100 тысяч рублей. А что можно купить дешевле этой суммы? Пипетки или аппарат «Алмаг»? Оно вроде бы и надо, но это все уже есть. Не хватает-то как раз дорогостоящего оборудования, которое стоит 2-3 млн. рублей. Аппарат УЗИ стоит 2,5-3 млн., а его нам остро не хватает, рентгена не хватает – у нас в травматологической больнице хирургического профиля, а травматологического или нейрохирургического профиля – такого рентгена у нас нет. Мы пишем, куда только можно, скоро разыграют томограф, и только после этого дойдет дело до рентгена. Скоро должны получить томограф, старый отдадим в районную больницу, но на демонтаж и установку никто нам денег не даст – будет искать сами, работать со спонсорами. Тех денег, какие у нас есть, только-только хватает на лечение, медикаменты и питание пациентов.

- После перехода всех лечебных учреждений города в областное подчинение, многие врачи и медперсонал наших больниц стали жаловаться на то, что зарплаты у них стали меньше. Это так?

- Нет. Конечно, хочется, чтобы зарплата была выше. Со второй половины 2011 года начала действовать программа модернизации здравоохранения, потом, чтобы стимулировать докторов и медперсонал выполнять стандарты и повышать доступность амбулаторной и поликлинической помощи, из фонда ОМС приходили целевые деньги для выплат стимулирующего характера медперсоналу. В 2011 году и начался период роста заработной платы медработников, а дальше подоспели майские указы президента о доведении среднего заработка до целевого показателя. Но делалось это так, что народ до сих пор в себя придти не может. Были специальные деньги, которые выделялись регулярно, чтобы у врача, допустим, была зарплата в 47 тысяч, как сейчас, у сестер – 27 тысяч, у санитарок – 18 тысяч. И когда зарплату в 17 тысяч надо было догонять экспресс-методом до 47-ми, учитывая период, когда им недоплачивали, мы единовременно платили тем же санитаркам по 30 тысяч в месяц стимулирующих сверх основного оклада. И они думали, видимо, что так будет всегда. Но мы достигли целевого показателя, стимулирующие суммы стали, конечно, меньше. А люди думают, что мы их себе забираем. Средняя годовая зарплата, в принципе, ровная у всех. Но что стоило это «догоняние» больницам! Деньги-то нам дали для поднятия целевого показателя, а вот деньги для налогов в 30%, которые должны идти на это повышение, нам не дали. Представляете, в какую трубу мы вылетали? А я был обязан выполнить майские указы президента. Так что нам это повышение зарплаты далось очень, очень тяжело. И все это неоднократно объясняли людям, но они не понимают. Надо сказать, что сегодня наши доктора получают больше, чем 47 тысяч, потому что работают кто на две, а кто – на три ставки. Но стимулирующие не платят просто так, их надо заслужить, а не просто придти и отсидеть свою ставку.

- В стационаре на сегодня какие основные проблемы?

- Та же проблема нехватки кадров. Требуются нам и травматологи, и хирурги, и анестезиологи-реаниматологи, а особенно - акушеры-гинекологи.

- А кардиолог?

- Он у нас один приходящий. Но дело в том, что у нас хирургическое направление, мы имеем дело только с хирургией, а кардиологи-терапевты у нас в разряде консультантов идут. Бывают, конечно, и перебои, особенно в период отпусков, но штатное расписание нам не позволяет ввести ставки, потому что профиль у нас не тот, но мы находим выходы. Тяжело нам по основным специальностям – хирургам, нейрохирургам. Буквально три недели назад нормализовалась ситуация по урологии – не было у нас уролога. Очень тяжелая ситуация с лор-врачами – их просто как класса нет. Два наших врача Игорь Тарасов и Елена Мезенцева просто физически не справляются с потоком пациентов, и если один уходит в отпуск, то второму остается 30 коек. Это невероятно тяжело! Но они тянут, хотя, даже когда остаются по одному, поток пациентов не снижают.

- У многих больных вызывает нарекания состояние здания больницы. Планируется ли капитальный ремонт здания?

- Мы – самая старая больница, работаем в 1967 года, и давно из своих штанишек выросли. У нас всего 290 коек, и этого количества явно недостаточно для такого количества населения. Мы уже писали в министерство о том, что нам требуется новое здание хотя бы потому, что мы не можем соблюсти некоторые требования того же роспотребнадзора или пожарного надзора, просто потому, что площади и архитектура здания не позволяют. И нас постоянно проверяют и постоянно штрафуют. А чем старше больница, тем сложнее поддерживать ее хозяйство в надлежащем состоянии. В 1995 году был проведен капитальный ремонт в больнице. Но каким был капитальный ремонт в то время – нетрудно представить: ни одна батарея, ни одна труба, ни канализация, ни электропроводка не были заменены. А ведь это все имеет свой срок службы! То там прорвет, то тут свищ, оба здания кирпичные, кирпич разрушается, но ни копейки из областного бюджета не было выделено на капремонт. Раньше нам муниципалитет хотя бы по 800 тысяч или по миллиону давал. При этом капремонт с денег ОМС я тоже делать не могу, только текущий. А текущий – это подмазал и подкрасил. А замена плитки, линолеума, окон, труб, электрики – это все капитальный ремонт. И самые серьезные проблемы у нас сегодня – это как раз кадры и материально-техническое состояние.

- Вопрос, который волнует многих братчан – платное обслуживание, особенно – платное обследование, то же УЗИ и прочее. Не всем понятно, почему аппараты не могут работать бесплатно весь день…

- Каждое лечебное учреждение действует строго в соответствии с законодательством по оказанию бесплатных и платных медицинских услуг. В каждом учреждении должно быть положение и порядок оказания этих услуг, где расписано, кто может оказывать платные услуги, когда и в какое время. Бывает ряд ситуаций, когда технологический процесс, когда, например, в той же лаборатории два платных анализа не отделишь от общей кипы бесплатных анализов.

- У людей просто уже появилось ощущение, что все делается именно для того, чтобы человек сказал: «Ладно уже, лучше я вам деньги отдам и спокойно все пройду»…

- Это не так. Приведу пример. Приходит ко мне женщина и ругается: «Такой-сякой доктор взял с меня 18 тысяч, сделал мне такую-то операцию, но ее результат меня не удовлетворяет». А она сделала операцию, которая вообще всегда платная – косметическую. Я спрашиваю: «А почему вы ко мне-то пришли?» «А к кому я должна идти?» Я говорю: «Наверное, к тому, кто вам делал операцию. Вы мне напишите заявление, что вы дали деньги такому-то врачу в таком-то размере». «А чего я на него буду писать? А вдруг мне еще к нему идти?» «А зачем же вы ко мне пришли?» «А он с меня деньги вытребовал!» «Пишите заявление, что с вас вытребовали деньги, а следом – заявление о том, что вы просите привлечь вас к уголовной ответственности за дачу взятки должностному лицу в рабочее время». «Как?» «А как вы хотели? Вы почему ко мне пришли сейчас, а не тогда, когда с вас требовали деньги? Что я сейчас-то могу сделать?» И делать надо вот что: если с вас кто-то за что-то требует деньги, пожалуйста, в любое время нужно обратиться к любому административному работнику и рассказать ему о таком факте. Желательно бы еще суметь сделать аудиозапись разговора с врачом, вымогающим деньги. Диктофоны сейчас есть практических во всех телефонах, и сделать запись не так трудно. Я такие вещи не приветствую, тем более, что на деньги с платных услуг мы и латаем худо-бедно наши дыры.

- Лет через 7, максимум через 10, огромная часть врачей, работающих в больницах Братска, уйдет на пенсию в силу очень преклонного возраста. Им и сейчас зачастую уже за семьдесят. И что мы будем делать?

- Пока вся система подготовки кадров и образование будут в том виде, в каком они есть, ничего хорошего нас не ждет. Некоторые решения гробят даже то, что осталось с советских времен. Было бы лучше, если бы медицину оставили в покое и вернули то, что было тогда, особенно в деле подготовки и образования кадров, и все бы наладилось. А мы двадцать лет пользовались тем, что осталось с советских времен, высасывали последние соки, ничего не вкладывая, а сейчас хотим, чтобы у нас быстро все наладилось. Вложений не было десятки лет, поэтому мы в такой разрухе и оказались. Чтобы был результат, надо начать вкладывать, и вкладывать много, и только через 10-15 лет появятся первые значимые изменения в лучшую сторону.

- Подводя итог нашего разговора, хотелось бы услышать Ваше мнение, Всеволод Борисович, о будущем братской медицины для взрослого населения.

- Везде и всегда есть перспективы, и все зависит от людей. Те врачи, которые прошли трудные 90-е, по-другому и не думают, не охладели и желают только лучшего всего. Другое дело, что все должно подкрепляться не только приказами, но и финансово.

Ольга Артюхова

 

 

 

 

 

Единовременное пособие прибывшим в Братск врачам планируют увеличить

Единовременное пособие прибывшим в Братск врачам планируют увеличить со 150 тысяч рублей до 200 тысяч. Об этом на днях рассказали в мэрии. В Братске по-прежнему не хватает специалистов в медицинской сфере, несмотря на то, что уже второй год реализуется подпрограмма по привлечению кадров. В этом году в учреждения здравоохранения прибыло 29 человек.

И столько же ушли на пенсию. В числе прибывших - 9 врачей получили единовременное пособие и должны проработать в Братске не менее 5 лет. Это детский хирург, два анестезиолога, два участковых терапевта и три психиатра. Ещё 15 молодых врачей должны приехать в Братск до конца этого года. Сейчас, по информации пресс-службы мэрии, обеспеченность врачами сохраняется на уровне 25 специалистов на 10 тысяч человек населения.

http://bst.bratsk.ru/

comments powered by HyperComments

.: Всё для вас :.
   
©, 2015, Press*Men

SSL