ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ НА ЛЬДУ БРАТСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА?

 

Этот вопрос пришел мне в голову неожиданно. А почему бы и не проверить? Тем более морозы спали, солнышко светит, самое время совершить небольшой пробег.

В путь собирался не особо напрягаясь: на всякий случай заправил полный бак, да взял с собой термос с чаем. Отчего-то казалась, что поездка будет необременительной: часика на два-три. По поводу ледовой дороги сохранились воспоминания многолетней давности, когда езда по ней не составляла никакого труда: две чистых полосы, да еще и знаки стояли…

Спускаюсь по буеракам на лед в районе речного порта и оказываюсь на распутье: одна наезженная колея ведет к Монастырке, а другая, вдоль берега, к Порожскому. Естественно устремляюсь на оперативный простор, в открытое море. Первоначально дорога не вызывает особых нареканий, но видно, что в этом году переправа официально не открыта: снег ни кто не расчищает, нет никаких указателей. Удивительно: такие морозы стояли, неужели нельзя было открыть переправу, наверняка лед здесь толстый. Для многих жителей заморских поселков это, возможно, единственный способ быстро добраться до цивилизации.

Очень скоро достигаю линии торосов, когда-то здесь произошла подвижка льда и он встал колом. Но в этом заграждении были заботливо пробиты проезды. Через один из них просачиваюсь и я.

С утра движение не густое, проехал уже с десяток километров, а ни встречных тебе, ни поперечных, чувствуешь себя мухой на огромном белом блюдце. Но вот вдали показалось черная точка. Люди! Устремляюсь к ним по пробитой в целине колее. На пути попадаются груды вырубленного льда, похоже, ребята здесь собрались непростые, не мормышечники какие…

Встречают неласково, типа, ездят тут всякие, а потом сети пропадают. Пытаюсь завязать хоть какой-то разговор, но наталкиваюсь на категорическое нежелание беседовать, не помогают даже журналистские "корочки".

- Интервью не даем, - отрезает старший.

И я понимаю, что этим мужикам лишняя слава не нужна. Попытка сделать хоть снимок пресекается на корню, обещают разбить аппаратуру и членоповредить самого. На прощание интересуюсь у злобных браконьеров, где же в округе есть добрые, словоохотливые рыбаки.

- Уж не там ли? - показываю на еще одну копошащуюся невдалеке группу.

- Эти с тобой тоже разговаривать не будут. Езжай в залив, там вроде есть рыбаки.

- А пройду на своей легковушке?

- Да они там все на "шестерках"…

Может быть, они меня туда специально направили в надежде, что я там засяду и замерзну до смерти. И действительно, вскоре я крепко завяз. Колея была глубокая, верхний промежуточный слой отполирован двигателями, и этот гребень постоянно бил по низу автомобиля, может и, не нанося вреда, но сильно нервируя. Ошибка моя была в том, что я поставил одно ведущее колесо на гребень, а второе пустил по целине и при этом пытался еще двигаться медленно. Оттого и сел. Если бы сдал потихоньку назад, то выбрался бы своим ходом. Но сильно газанул - ведущие колеса сорвали снежную корку и встали на лед, а двигатель опустился на наст. Ясно было, что без лопаты из этого плена не выбраться, а где ее взять? В салоне из орудий только щетка для смахивания снега…

Мир не без добрых людей: спустя полчаса рядом тормознула копейка, и водитель без лишних разговоров полез за лопатой. Пробив две траншеи до твердого наста и срубив гребень я выскочил на свободу. Урок на будущее: даже к самой безоблачной поездке, а тем более такой, как эта, нужно готовиться по серьезному. А лопату я уже себе купил!

После упражнений с откапыванием автомобиля решаю, что на сегодня приключений достаточно. Возвращаюсь в Братск. Время уже за полдень, и на льду водохранилища началось какое-то движение. Вижу, как частный предприниматель использует в своих интересах разрушающую силу береговой волны: за лето прибой размыл склон сопки и деревья, стоявшие на нем, попадали на берег. Лес режут на чурки, грузят в пикапы и, вероятно, пускают в продажу.

Чем ближе город, тем оживленнее ледовая жизнь: то лыжники попадутся, то рыбаки, бредущие в поисках клевого местечка. А уж в городских заливах просто бьет ключом: попалась даже майна, прорубленная то ли для "моржей", то ли для любителей русской бани.

Но подведем итоги: итак, за день я прошел по льду более сотни километров, поработал на свежем воздухе лопатой и даже немного подзагорел, а главное - приобрел необходимый жизненный опыт. И то хлеб!

О. Мартов, фото автора