Подать рекламу и срочные платные объявления (вопросы и справки - по тел. 28-23-12):

.: наши издания :.

БРАТСКИЙ МУЗЕЙ СВЕТА ЮРИЯ БОРДОНСКОГО

Есть в Братске Иркутской области частный Музей Света. Его создал бизнесмен Юрий Бордонский. С одной стороны - современные люстры и светильники, а с другой - старинные приборы, которые стали экспонатами ... магазина "Свет для дома" в крупном торговом комплексе "Элегант-Падун". Здесь любой покупатель, который пришёл в магазин приобрести люстру, может увидеть, как развивался светильный мир начиная с 10 века нашей эры и по сей день. Самый древний экспонат - масляный светильник добрался витиеватыми путями из Византии - ему 1100 лет. Как написал один из посетителей Музея, лампочка раньше даже не знала, что она такая знаменитая. А другой оставил такую запись: «С рождением в Братске Музея Света стало светлее в жизни».

В музее можно отследить историю светильников, но так же увидеть немало старых снимков, древних монет, человеческих документов русской истории. Основу частного музея составила личная коллекция Юрия Бордонского, которую предприниматель собирает сорок лет. А всё началось с детства - с удивительных предметов, что он находил в домах бабушек и дедушек, у которых проводил летние каникулы. А несколько лет тому назад хранитель русской старины решил поделиться с земляками своими сокровищами, открыв частный музей. И теперь многие жители Братска стали помогать Юрию Валерьевичу пополнять фонды. Хотя случалось, что заглядывали и воришки – всё, как в солидных мировых музеях. Я тоже люблю сюда время от времени приходить и узнавать о новых приключениях старинных экспонатов частного Музея Света.

Вот некоторые из них.

ПИСЬМА В СТИХАХ ОТ МАМЫ

Недавно моя старинная приятельница Ольга Кеппул показала мне письма мамы. И меня больше всего поразило, что все многочисленные материнские послания начинались со стихов, которые она регулярно писала и посылала дочери как напутствие в жизни.

- Моя мама - Ружицкая Лариса Иннокентьевна(1925 - 1975) - учитель русского языка и литературы. Прожила она всего 50 лет, что по нынешним меркам недолго, но больше всего в жизни ценила Слово. Письма её всегда были иронично-мудрыми, согревали мою душу каким-то особым теплом мамы, которое она вкладывала в каждое стихотворное слово. И я до сих пор бережно храню все эти письма, частенько перечитываю сама и детям,- рассказывает Ольга Петровна. - А это её стихотворение из письма за 1972 год - воспоминание о детстве, которое мне очень нравится, особенно в грустные минуты я люблю его перечитывать.

ЛИЛСЯ ВОЗМУЩЁННЫЙ ЧАЙ...

Когда-то я любил ходить в гости к Оле Кеппул… Много разговаривали, иногда читали друг другу стихи. Как-то за разговором Оля забыла про готовящуюся на плите еду, и всё подгорело. Но вместо бабского крика, причитаний, ахов и охов Оля тут же написала стихотворный экспромт, который каким-то чудом сохранился среди моих бумаг.

 

Лился возмущённый чай,

И котлеты подгорали.

Погрузив глаза в глаза,

Мы стихи с тобой читали.

Час пройдёт, и ты уйдешь,

В дом напротив тебя звали.

А за ужин пред семьей

Оправдаюсь ли?

Едва ли!

 

-И часто пишешь? - спросил я Олю.

-Частенько! Но в основном, когда в магазине в очереди за чем-нибудь стою, - просто ответила она, - Но редко записываю.

- Почему?

- Зачем? Главное - это сочинить. А забылось – туда ему и дорога.

Прошло немало времени в разъединении. Встретились как-то. Я вспомнил, про её способность к рифмовкам, напомнил ей тот эпизод и спросил – пишет ли она?

-Больше стихов не пишу! - призналась подружка.

-Почему?

-Времени нет на это!

-Да, куда же оно делось? Сейчас в магазинах всего полно, в очередях стоять не нужно, свободного времени должно быть с избытком.

-Вот и плохо,- высказала сожаление Оля о неудобствах советского времени. - Раньше я, пока в очереди стояла, столько успевала за жизнь передумать и насочинять всяких рифмовок. А сейчас всё в магазинах быстро – товар, деньги, чек. Некогда остановиться, задуматься. И вся жизнь теперь так. Бегом, а значит малословесно.

- Жалеешь?

- Иногда жалею!

Господи, подумал я, это, наверное, единственная женщина в нашей стране, которая искренне пожалела об очередях, разрушивших СССР, в том числе. И как тут не согласиться со Стефаном Малларме, для которого мир существовал лишь для того, чтобы могла появиться одна прекрасная книга.

Почему вспомнил об этом, рассказывая о Братском Музее Света? Очень просто - это будничный пример из жизни бабушки и мамы организатора нашего частного музея, предпринимателя Юрия Бордонского. Рассказываю это для того, чтобы вы понимали, в какой семье жил коллекционер и почему он теперь занимается историей предметов старины.

БИЗНЕСМЕН РАССЧИТАЛСЯ С ХУДОЖНИКОМ ЦАРСКИМИ ДЕНЬГАМИ

Создатель музея, владелец магазина Юрий Бордонский, решил оживить историческую экспозицию в магазине. А для этого заказал местному художнику Владимиру Никишину фигурки людей, которые несли людям свет. Что из этого получилось, первым увидел я.

- А ты знаешь, как я рассчитался за работу скульптора? - загадочно улыбаясь, спросил у меня Юрий Бордонский.

- Даже пытаться не буду,- ответил я бизнесмену, понимая, что у него есть удивительная история, так как всё в его магазине граничит с чудом.

- И никогда бы не догадался - деньгами времён Екатерины Второй...

- Да ну?- я был сильно удивлён, что русские деньги царских времён ещё в ходу в Братске.

- Представь себе, что художник был несказанно рад моему деловому предложению, потому как сам заядлый нумизмат...

Уточняю затем у Владимира Никишина, как это он пошёл на такую сделку с бизнесменом.

- Я давно коллекционирую старые деньги. В детстве часто проводил лето в деревне. Помогал бабушке по хозяйству. И однажды она решила рассчитаться с трудолюбивым внучком. А в качестве компенсации за мои труды предложила невиданную бумажную купюру времен Екатерины Второй. Я был в восторге от такого подарка бабули. С тех пор заядлый коллекционер - нумизмат. У меня собраны русские деньги разных эпох, особенно много 18 века. И на предложение Юрия рассчитаться со мной за скульптуры царскими ассигнациями я отреагировал даже очень положительно. Теперь моя коллекция пополнилась новыми деньгами эпохи Екатерины Второй.

ФРИДА И САША

Саша и Фрида поженились в 1901 году в Самаре. Первую фотографию молодой семьи они сделали в ателье отца Саши Михаила Фердмана. С этой фотографии начался их семейный альбом, который дожил до наших дней. Альбом был красивым, именным, с золотым тиснением - такой даже по тем временам могли позволить себе только состоятельные люди. В нём Саша и Фрида помещали и надписывали каждую фотографию, которую они делали в Самаре или в поездках.

Много фотографий им дарили друзья с тёплыми надписями и пожеланиями долгой и счастливой семейной жизни. Альбом потихоньку заполнялся сначала карточками взрослых людей, а потом родился сынок Павел. С тех пор Павлик стал главным героем семейного альбома.

Кроме Павлика в альбоме было немало детишек – племянников из клана Фердманов начала ХХ века. Но люди со снимков как-то неожиданно исчезали из альбома, особенно это становилось заметно после революций и войн… 1905, 1914 -1916, 1917 годов…

За двадцать лет семейной жизни альбом Фердманов накопил не одну сотню снимков. Каждый фотопортрет сделан в ателье на толстом картоне и, конечно, был событием для семьи – поэтому герои снимков нарядные, улыбчивые, счастливые. На всех фотографиях проставлены даты - 1901, 1903, 1905, 1914, 1917… После семнадцатого года новых фотографий не стало.

А на последней фотографии из семейного альбома, где изображены муж Саша и жена Фрида, есть страшная надпись, сделанная дрожащей женской рукой:

«1921 год. 18 июля нового, 5 июля по-старому, в 2 часа без пяти минут умер мой дорогой незабвенный Саша».

Печаль вдовы после потери мужа понятна, но самое потрясающее для тех, кто видел потом альбом, было то, что Фрида подписала так каждый снимок, где она была с Александром вместе. А это не один десяток фотографий закончившегося семейного счастья. Остаётся только догадаться, что этими страшными словами «умер мой дорогой незабвенный Саша» Фрида пыталась унять душевную боль потери самого родного и близкого для неё человека. После 18 июля 1921 года альбом долго не пополнялся - ни одной новой фотографией – и выглядел как сирота.

Только годы спустя (в 1929 году) в старом дореволюционном альбоме стали появляться новые снимки людей, но с уже незнакомыми лицами: «от Паши и Фани», «коллективные снимки студентов и военных», о которых нам теперь ничего не известно.

Но всё-таки единственный снимок из счастливой семейной жизни династии фотографов был вклеен в конце альбома, где стояла на фоне личного клейма фотоателье Фрида, слегка располневшая, ещё молодая, но уже навсегда одинокая…

А недавно в Музей Света обратились родственники Фердманов, которые так и проживают в Самаре. Молодёжь составляет генеалогическое древо семьи - ветвь Саши и Фриды для них была потеряна, и они попросили прислать материалы о них. Музей выполнил эту просьбу. История семьи стала чуть-чуть полнее...

ТРИ ЮРИЯ - ПОРТРЕТ ГАГАРИНА ИЗ ДЕРЕВЕНСКОГО ДОМА

«Для меня Гагарин в каждой новой записи выглядит всё моложе и моложе. А когда он полетел, был таким взрослым героем, а я всего лишь школьница».

Галина Врублевская, СПб,  из письма в Музей

Это типовой портрет в рамке первого космонавта Юрия Гагарина. Портрет жил в старом доме села Кобь, Братского района. Сохранил его рабочий человек из Братска - Николаев Валерий Александрович. После смерти тётушки братчанин приехал в Кобь и сразу увидел этот портрет. Николаев забрал на память о родственнице только его. Много лет портрет провисел у Николаева на работе, радуя взгляд приходящих людей. Так было до тех пор, пока не появился современный Отец Фёдор из популярного некогда романа "12 стульев" Ильфа и Петрова.

Портрет сохранил дух советского времени - времени надежд, искренней радости и гордости за родную страну. Видимо, это и определяет его ценность. Кто-то меряет эту ценность в рублях, а для знаменитого в Братске токаря-виртуоза Николаева Валерия Александровича ценность в напоминании людям о былом величии страны и в маленькой надежде, что оно вернётся!

Что я имею в виду?

Портрет первого космонавта мира Николаев повесил на самом видном месте у себя на работе. Очередной заказчик, из местных рестораторов, предложил продать фотографию Юрия Гагарина для питейного заведения.

- Даю 2 000 рублей, - предлагает бизнесмен Николаеву.

- Не продаётся! - слышит в ответ.

- Даю 5000 рублей!

- Не продается!

На том и расстались Прошло 3 дня. Предлагаемая цена выросла до 10 000 рублей. И снова в ответ - не продаётся! Прошел месяц, ставка выросла уже до 20 000. Не продаётся!

Шло время, ставки росли - слишком азартен оказался ресторатор. Сумма достигла 40 000 рублей. И тогда в воспитательных целях, чтобы показать непонятливому человеку, что деньги в нашей жизни хоть и важны, но не главное, Николаев подарил портрет Юрия Гагарина Братскому Музею Света. Ресторатор не мог в это поверить, приходил к нам удостовериться. На месте ли портрет Юрия Гагарина? На месте!

То, что в сознании одному человеку кажется неразрешимой загадкой, для другого просто и понятно.

А вот вам другая история из жизни других Юр - космонавта Юрия Гагарина и машиниста крана на Братской ГЭС Юрия Лангады, которые стали хрестоматийными для Братска:

На строительстве Братской ГЭС работал замечательный рабочий, машинист портального крана Юрий Лангада. Однажды кто-то из иностранных гостей спросил его:

— Кто вас заставил приехать в Сибирь?

— Совесть, — ответил Юрий. — Знал, что в Сибири буду нужнее, чем в Москве.

На пресс-конференции, посвящённой успешному завершению первого в мире космического полёта человека на корабле «Восток», один из представителей буржуазной прессы, задавая вопрос, употребил слово «послали». Юрий Алексеевич Гагарин поправил его:

— В этом вопросе я хотел бы заменить слово «послали» на слово «доверили». И я очень горд этим доверием.

Юрий Бордонский тоже так считает - история мне доверила столько ценного из своей жизни, поэтому я придумал в форме Музея донести это до наших детей и внуков.

Владимир Монахов

comments powered by HyperComments

.: Всё для вас :.
   
©, 2017, Press*Men

Газеты Поехали, Братская ярма