Подать рекламу и срочные платные объявления (вопросы и справки - по тел. 28-23-12):

.: наши издания :.

Стихи братского поэта Владимира Монахова вошли в сборник на армянском языке. Надо отметить, что в разное время его стихи были переведены на английский, японский, украинский и болгарский языки.

СТИХИ "ДИКОРОСОВ" ПЕРЕВЕДЕНЫ НА АРМЯНСКИЙ

Что испытывают авторы, когда их творения переводятся на другие языки? В особенности, если они у себя на Родине, даже в регионе, где суждено им было явиться на свет, не очень-то обласканы, а иные и вовсе – напрочь забыты? У мёртвых не спросишь, а живым, думается (как бы это точнее выразится?), кисло-сладко. Они, вероятно, давно поставили на себе крест, а тут – на тебе! – не было полушки и вдруг алтын. «Даже весело!» – как заметил один из них, узнав, что стихи его переведены на армянский язык.

Да, жизнь преподносит иногда подарочные парадоксы. В 2002 году в московском издательстве «Грааль» увидела свет книга «Приют неизвестных поэтов (Дикороссы)», в которой усилиями её составителя, живущего в Перми поэта Юрия Беликова были опубликованы произведения сорока авторов от Норильска до Ставрополя, от Иркутска до Великих Лук. Нередко – с перекрученными судьбами. Среди них Сергей Нохрин и Олег Балезин (Екатеринбург), Юрий Асланьян и Валерий Абанькин (Пермь), Юрий Влодов и Анна Павловская (Москва), Валерий Прокошин (Обнинск), Сергей Сутулов-Катеринич (Ставрополь), Владимир Монахов (Братск), Константин Иванов (Новосибирск), Сергей Кузнечихин (Красноярск), Алексей Шманов (Иркутск), Геннадий Кононов (Пыталово Псковской области) и Андрей Канавщиков (Великие Луки).

И вот, не прошло и пятнадцати лет, как выпущенная антология (а это более 350 страниц!) зазвучала на языке Григора Нарекаци и Егише Чаренца. На одном из самых древнейших языков.

Почему инициатор воплощения этой идеи, глава центра художеств «Воги-Наири» Грант Алексанян и переводчица с русского на армянский Нвард Авагян выбрали не раскрученные и не отягощённые пресловутым «индексом цитируемости» стихотворные фигуры, а постояльцев «Приюта неизвестных поэтов»?

Ответ, быть может, кроется в том, что сами армянские подвижники представляют Нагорный Карабах – непризнанную республику и её столицу Степанакерт, а Грант Алексанян – ещё и правительство Арцаха. Почувствовали родственные души? Непризнанные нашли непризнанных? А может, отыскали, наконец, в потоке современной русской словесности достойные художественные тексты? Как, например, эти строки Андрея Канавщикова из стихотворения «Русские идут», которым открывается армянская книга дикороссов:

Да, русские ленивы,

Как ленив ветер,

Перебирающий колоски медовой ржи.

Русские в мир приходят, как сосны,

Жить до конца, смотреть на облака.

Не потому ли Пётр сосны рубил,

Как головы стрельцам?

Перевод с русского… Возможно, таким вот образом сегодня окликает свои разорванные части когда-то единая советская Империя, тоскующая по утраченному ныне братскому языковому взаимообмену? Так это или иначе, но согласитесь: нечаянный пример перенесения стихов поэтов-дикороссов на армянскую почву по нынешним временам – уникален.

Борис Глебов

comments powered by HyperComments

.: Всё для вас :.
   
©, 2016, Press*Men

Газеты Поехали, Братская ярма