Подать рекламу и срочные платные объявления (вопросы и справки - по тел. 28-23-12):

.: наши издания :.

Я МОГУ БЕСКОНЕЧНО СМОТРЕТЬ НА ЛЁД

Алексей Трофимов — пейзажный фотограф и путешественник, коренной братчанин. Является членом Союза фотохудожников России, Творческого союза «Фотоискусство» (звание «Художник Photoart»), Photographic Society of America, Иркутского фотографического общества.

Его фотографии и заметки публиковались в различных изданиях: «Daily Mail», «National Geographic», «Caffeinated Photographers Magazine», «Natur», «Weather Channel», «Continent&Expedition», «Фотообраз», «The One», «Иркутские кулуары», «Вокруг Света», «Esquire», и многих других. Алексей ведет авторские колонки в журналах «РосФото» и «PROPHOTOS».

Среди наиболее значимых достижений Алексея Трофимова можно выделить то, что он — финалист таких престижных среди фотографов всего мира конкурсов, как «National Geographic. Дикая природа России 2013 и 2014», «Global Arctic Awards 2013», «The Best of Russia 2013», «Полярная Перспектива 2013 и 2014» и еще более двадцати международных конкурсов и фотосалонов. Кроме того, Алексей призер и медалист «The Best of Russia 2015», «Life Around Us 2015», «Photo Travel Award 2015», «Global Arctic Awards 2014», «Global Arctic Awards 2015», «1st Shenzhen China International Exhibition of Photography», «1st Three country Grand Circuit Ireland — Montenegro — Serbia 2014», «1st DPW Grand Exhibition 2014», «5th International Capadoccia Photography Contest», «The 1st PhotoVivo Singapore International Photography Award» и др. И участник таких выдающихся международных фотовыставок, как «China 15th International Photographic Art Exhibition», «China 16th International Photographic Art Exhibition», «International Photographic Art Exhibition - Lines».

Многие работы Алексея Трофимова находятся в постоянных выставках и частных коллекциях в России и за рубежом.

 

- Когда Вы начали заниматься фотографией профессионально?

- Сложно сказать, когда именно – это как-то само собой получилось лет шесть назад.

- А до этого Вы чем занимались?

- До этого у меня была своя фирма, я занимался инженерным колсантингом, работал в университете. Но захотелось творческой реализации. Начал заниматься фотографией, и стало неплохо получаться.

- Вы учились этому?

- Я самостоятельно учился – на работах других фотографов. Процесс этот непрерывный, поэтому я и сейчас этим занимаюсь. У меня есть фотографы, работы которых мне нравятся, но я стремлюсь к своим целям – зачем мне быть на кого-то похожим? Есть фотографы, с которыми я контактирую, есть те, кого я считаю своими учителями, потому что они очень многое мне в свое время сказали. Например, это питерский фотограф Игорь Львович Громов — я у него многому научился как раз в понимании цвета и света, как это влияет на сюжет и историю, которую рассказываешь в снимке. Хотя он работает в другом жанре – городская фотография и жанровая, но приемы, которые он использует, я тоже стараюсь использовать в своих работах. Даже не приемы, а, скорее всего, подход.

- А что появилось раньше – путешествия или фотография?

- Одновременно. И первые мои снимки сделаны на Алтае. До этого мы с семьей тоже ездили на отдых, и у меня были командировки, но поездки и фотографии не были связаны.

- У Вас интересная и своеобразная география путешествий: Алтай, Монголия, Хакасия, Байкал…

- Мне вообще интересен наш регион – Восточная Сибирь. Это и Бурятия, и Монголия, и Читинская область – они объединены общей историей, а не только географией. Мне интересна и тема коренной культуры. Приходится даже изучать язык – мы ездим без переводчиков и проводников, поэтому нужно как-то общаться. А Монголия – страна очень разнообразная: там есть и тайга, и озера, и реки, и пустыни, и степи. И степь там не такая, как принято представлять ее – бесконечной равниной. В Монголии степь очень красивая – это долины, которые лежат между горными хребтами, и очень разнообразный ландшафт.

 

«Байкал — место загадок и тайн. Он и не прячет их особо, но глаза открывает не всем. А может и прикрыть совсем...» (здесь и далее выделены цитаты из блога Алексея Трофимова: trofimov-photo.com).

 

- Судя по Вашим работам, более всего Вас привлекает Байкал. Почему?

- Тоже очень интересное место. И не совсем оно отснято – в основном его снимают в местах легкодоступных. А там есть много мест, где фотографы вообще не бывали еще.

 

«Безо всякого псевдоромантического преувеличения можно сказать что Байкал — это Другой Мир. Даже не единый Мир, а множество Миров, реальных или иллюзорных, сплетенных в Галактики, с пересекающимся временем, с пронизывающим друг друга, свитым в причудливые формы пространство. Где искривления этого пространства-времени — нормально и необходимо. Кто был на Байкале, того «Интерстелларом» не удивишь. Показанные в этом фильме чужие миры — не более чем жалкое подобие того, что можно увидеть на Байкале.

Мир Байкала — это таинство, познать которое дано не каждому...»

 

- Я люблю снимать пейзажи, мне нравится этот жанр. Мне нравится себя реализовывать в нем, я начинаю в нем разбираться, несмотря на уже имеющие награды, и только сейчас ко мне приходит понимание многих вещей, которые раньше интуитивно учитывались или вообще не брались во внимание. Творчество – процесс долгий, и, если в нем остановиться – это значит, что уже все…

 

«Байкал. Идеальный шторм

В самом конце ноября и в декабре на Байкале самые сильные шторма. В один момент могут дуть несколько ветров. В прошлом году наблюдал сам, как на севере Ольхона дул с Малого моря Северо-Запад (или, как еще его называют, Сарма, Горная), разгоняясь по Узурской пади и вырываясь уже отдельным потоком в залив Хага-Яман. За мысом Ижимей мощно тянул низкие тучи Култук, разрывая на клочья низколетящие облака. В Большом Море напротив Ольхона вода кипела и клокотала. В залив шли плотным строем волны. Одна за одной. И каждая девятая накатывала на берег почти до половины галечного пляжа. Вся одежда и камера покрылись тонким слоем льда от водяных брызг, которые быстро схватывал 25-градусный мороз. Но от этого зрелища невозможно было оторваться. Завораживала мощь Байкала. Ритмичный грохот волн, завывание ветра и барабанная дробь катаемых прибоем камней создавала полифонию, которая вводила в транс. Эту симфонию можно было слушать часами, забывая про холод и пронизывающий ветер. Так продолжалось два дня. На третий день ветер стих...»

 

- Какие пейзажи Вам нравятся больше – летние или зимние?

- Зимние. На мой взгляд, летом – все скучно: все зеленого цвета. Зимой мне и интересней, и комфортней работать.

 

«Есть много вещей, на которые можно смотреть бесконечно. Самые банальные — огонь, вода и работающий человек. Я могу бесконечно смотреть на лед».

 

- Вы постоянно устраиваете интересные фототуры. Как появилась эта идея?

- Возникла необходимость зарабатывать деньги, занимаясь любимым делом.

- Сколько дней уходит на один фототур?

- По-разному – от недели до двух-трех недель. А этим летом мы почти все лето жили на Ольхоне.

 

«Байкал. Я скучаю по зиме

Кажется странным. Сегодня первый день лета. Тепло, солнечно, свежая зелень, птички поют. И нет повода грустить. Впереди лето. Но я скучаю по зиме, по байкальской зиме. По декабрю, с его ветрами, штормами, туманами и диким холодом. Когда до ледостава еще долго, Байкал свободен и дышит полной грудью».

 

- Я знаю, что у вас есть снимки, к которым Вы готовились по полгода…

- Да, бывает такое, что планируешь снять определенную вещь, и нужно выбирать и погоду, и время съемки, и место. И некоторые снимки делаются не с первой попытки, и на них уходит определенное время. Это зависит от того, как снимать: есть люди, которые снимают то, что видят, а есть люди, которые снимают то, что хотят снять. Здесь все зависит от подхода. Еще до того, как я нажму на кнопку спуска затвора, я знаю, что у меня будет в итоге. Я планирую свои снимки. Большинство снимков, которые обрели определенную коммерческую и творческую известность – это снимки запланированные.

 

«Весна в наших краях скупа на краски. Она осторожна и нетороплива. Зачем расплескивать зеленое, если Зима все равно несколько раз затрет все снежным покровом. Но, когда возвращение Зимы уже маловероятно, Весна, по-прежнему осторожно, начинает разукрашивать деревья легкими мазками зелени. Весна».

 

- Случайных хороших кадров много?

- Есть случайные хорошие кадры, но это вопрос везения. Я очень часто себя корю за то, что много вещей интересных не снимал, по дороге, например — не хочется останавливаться, терять темп движения, потому что переездов бывает достаточно много. Но я как-то уже спокойней к этому отношусь.

- У вас есть снимки с животными. Это случайные кадры?

- Я не анималист, потому что там своеобразная специфика съемки, и нужно отдельно учиться снимать животных и птиц. Часть моих снимков в животными – случайная, а часть была запланированной.

 

«Анимализм, как известно, заразителен. Понятно, что анималистом я так и не стал (пока). Он у меня в легкой форме, без обострений.

Пока наш «Джимник» ремонтировался в монгольском Хатгале силами местного авто-доктора в авто-засваре, мы с Николаичем валялись на траве около гостевой юрты, пили корейское пиво и наслаждались прохладой после прошедшего ночью дождя. А невдалеке от нас бурлила жизнь. На всех уровнях и этажах мироздания. Высоко в небе парили коршуны, на земле паслись черные яки, в Хубсугуле плескалась рыба. Клянусь, я даже ощущал, как в насыщенной дождем земле копошились всякие червяки и жуки. А совсем рядом с нами шла своим чередом жизнь семейства длиннохвостых сусликов.

Папаня, видимо еще утром, под благовидным предлогом куда-то свалил. Чуть позже мамаша, расцеловав-обнюхав двух своих отпрысков, убежала искать пропитание. Наказав им сидеть в норе тихо и не высовываться.

Двое маленьких сусликов, но уже довольно длиннохвостых, как и все дети, обещание мамаше дали, а сдержать его забыли. И начали потихоньку обследовать местность вокруг норы. Сначала робко, потом все дальше и дальше. Так бы и случилось с ними нехорошее (не стоит забывать, что все мы звенья в пищевых цепочках), но прибежала мамаша и быстро загнала их домой. Ну, а нам пора было в путь».

 

- Съемке с животными тоже предшествует долгая подготовка. Чтобы снять белька нерпы, мы потратили три года: было три экспедиции, и только на третий раз у нас это получилось. Потому что тут все зависит от массы случайных факторов. Мы искали белька, но не искали специально место с логовищем нерпы. У нас был проводник, который помогал нам, и по косвенным признакам мы нашли.

 

«Увидеть издалека взрослую байкальскую нерпу несложно. Нерпа населяет весь Байкал. Она любопытна, но и так же и осторожна. Путешествующий летом по просторам Байкала часто может увидеть появившуюся из воды на несколько секунд симпатичную мордочку с огромными черными глазами. Иногда можно увидеть нерп, отдыхающих на береговых камнях, но соскальзывающих в воду при малейшей попытке приблизиться к ним. Близко к себе нерпа не подпускает. Летом на берег Ушканьих островов приплывает огромное количество этих животных. Несмотря на то, что в экоситеме озера Байкал нерпа находиться на вершине пищевой цепочки, она пуглива. При малейшем подозрении на опасность это симпатичное животное скрывается в глубинах Байкала.

Из-за того, что детеныши нерпы постоянно скрыты в норах, увидеть белька фактически невозможно. Редко когда, при сильных подвижках льда, логовище разрушается и белек оказывается на поверхности. Если мать в это время находится на кормежке под водой или отдушина разрушена надвигом льда, и мать не может вернуться в логовище, то нерпенек подвергается серьезной опасности. Прежде всего ему угрожает нападение вечно голодных черных ворон. В день этой съемки, пока ждали проводников около Большого Ушканьего, я стал свидетелем, как большая стая черных ворон, по призывному сигналу сородича-разведчика, поднялась с деревьев и полетела в сторону Байкала. И опустилась в нескольких километрах от берега острова. Когда через несколько часов мы подъехали к этому месту, мы увидели картину разыгравшейся трагедии. Вороны растерзали нерпеныша.

Наш герой оказался в подобной ситуации. В тот день мы вели разведку севернее Ушканьих островов. Вооружившись биноклями, с опытными проводниками, мы искали выходы нерпы из логовищ. Лед не шуточно двигало. Наступила теплая погода, днем было в плюсе. Это вызывало сильные подвижки льда. И тут наш проводник Андрей сообщил по рации, что видит белька. Это было огромное везение (для нас, естественно). Тот редкий случай, когда мамаша-нерпа сделала логово в торосе. Произошла подвижка, торос прижало. Наметный снежный слой был разрушен, дыхало задвинуло льдом. Белек выполз на поверхность. Что его ожидало — предположить несложно. Он был спасен, побыв некоторое время нашей моделью. После запрета на промышленную добычу байкальская нерпа процветает. Пониженная смертность на первом году жизни, раннее половое созревание, высокий воспроизводительный потенциал, крупные размеры тела, большая общая масса, исключительная рыбоядность и т.д. — результат повышенного темпа роста на первом году жизни, устойчивости кормовой базы в озере Байкал. Таким образом, нерпа — неотъемлемое звено, вернее, вершина в пищевой цепи в экосистеме Байкала».

 

- Алексей, что Вам дает участие в конкурсах?

- Когда я понял, что мои фотографии достигли определенного уровня, я стал принимать участие в различных конкурсах. Тем более, что сейчас есть замечательный инструмент для этого – интернет, который позволяет создать собственную аудиторию, познакомить ее со своими работами, и достаточно быстро найти круг людей, которых интересует твое творчество. Я не стремлюсь к самим наградам – не для этого выставляю работы на участие в конкурсах. Конкурс – своеобразный эталон, который позволяет оценить твой сегодняшний уровень. Особенно, если это конкурсы, где очень высокая планка требований. Первые работы, которые я на эти конкурсы отправлял, даже не проходили отборочный тур и не принимались к рассмотрению. Соответственно, ты понимаешь, что у тебя не так.

 

- Вы общаетесь с другими достаточно уже известными художниками-фотографами?

- Конечно, мы общаемся. Вот буквально на днях мы с ямальским фотографом Сергеем Анисимовым едем на недельные съемки на Ольхон, и с нами поедет британский фотограф. Мы с ним уже работали вместе, и он захотел еще и на Ольхоне поснимать спокойно, без суеты и переездов.

 

«Если вдруг на Байкале перестанут дуть ветры, вода уйдет, скалы осыпятся в песок и на месте озера будет безжизненная пустыня. Байкальские ветра — связующие нити, которые соединяют в единое целое Вечное Синее Небо, воду, скалы и судьбы. И как у пантеона байкальских духов есть верховный дух Бурхан, так и у ветров есть главный ветер. Это Солнечный Ветер Байкала».

 

- Да, Сибирь, как Вы уже заметили, еще мало снятая территория. Но Вы планируете съемки в других регионах?

- Планов очень много. В Якутию очень хочется съездить. Потом хочется перемещаться уже ближе к Полярному кругу. Хотелось бы и Северное сияние поснимать – это потрясающее зрелище, и у меня есть задумка, как это сделать. Может быть, в следующем году у меня это получится. Планов много.

Ольга Артюхова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

comments powered by HyperComments

.: Всё для вас :.
   
©, 2016, Press*Men

Газеты Поехали, Братская ярма