Подать рекламу и срочные платные объявления (вопросы и справки - по тел. 28-23-12):

.: наши издания :.

Крепость на границе: Иркутск — Албазино — Рудная Пристань — Владивосток

Это маршрут нашего летнего путешествия, который проложил Глонасс. К сожалению, не полный. Увы, не во всех европейских странах сработал роуминг, поэтому есть лакуны. Но это сейчас неважно, поскольку из всего нашего пути длиной в более 33 тысячи километров (стартовали на цифре 108 с половиной тысяч километров пробега на нашем дорожном крейсере, а финишировали на 142 тысячах) речь сейчас пойдет о последнем, дальневосточном участке.

Как я уже рассказывал, в прошлом году мы получили пропуск в Албазинскую крепость, что находится на границе России и Китая. Но побывать там не смогли из-за того, что пограничники начали свои учения. Ждать их окончания у нас не было ни сил, ни времени. Решили, что съездим как-нибудь потом.

Пропуска нам выдали на год и выслали на домашний адрес. Вот-вот срок их действия должен был истечь. Мы стояли перед выбором — воспользуемся мы этой возможностью или нет. Расклад был неважнецкий. Мы только вернулись из длительной поездки, и нужно было принять решение — есть ли у нас силы и возможности продолжить наш путь в восточном направлении.

На семейном совете пришли к следующему: в Албазино едем, а там уж окончательно решим, что делать — возвратиться домой или продолжить свой путь к Японскому морю.

Особой подготовки автомобиля не проводил (напомню, что у нас дизельный «Тойота-Прадо»), прошел только очередное ТО в иркутском «Тойота-центре», да установил новый передний спойлер, прежний был оторван ветром еще на европейском участке нашего пути. Тут стоит сделать два замечания, может, кому-то мой опыт пригодится. При техобслуживании заметили, что мой водительский коврик протерся в месте одного из креплений. Инженер посоветовал обратиться в гарантийный отдел для его замены, вроде как на коврики распространялась 3-летняя гарантия независимо от пробега. Мне не трудно, я написал заяву, хотя особой беды не видел. Быстро ответили, что гарантия, увы, истекла. Однако, учитывая какие-то особые заслуги перед «Тойотой», мне заменят все коврики бесплатно.

И заменили! И все они замечательно легли на свои места, за исключением проблемного, которое отказалось застегиваться на свои штырьки. Удивительно, но факт. Я не стал искушать судьбу и класть под ноги незакрепленную резинку — пусть лучше будет дырявая, но проверенная.

Второе замечание, касается мухобойки. Устанавливая ее, проверяйте, чтобы в местах крепления были прокладки. У меня их не было или были, но исчезли. В итоге, из-за парусности, ободрало краску до металла — пришлось обращаться к малярам — зона такая, что легко может возникнуть ржавчина.

После такой нехитрой подготовки, мы, прежним нашим дальневосточным экипажем в составе трех человек (я, штурман и по совместительству жена Елена и наш старший сын Роман) тронулись в путь. На дворе был конец августа — самое благоприятное время для путешествия на Дальний Восток.

В столице Бурятии

Для первого дня уехали недалеко — до Улан-Удэ. Город нам нравится, потому задержались здесь с таким расчетом, чтобы побродить по окрестностям несколько часов. Субботним днем в центре столицы Бурятии кипит жизнь. На главную площадь прибывают последние экипажи «Ралли Монголия».

Интересный продуктовый набор.

С этими забавными машинками я уже сталкивался и на Байкале, и на границе с Монголией. Идея, реализованная английскими студентами, просто замечательная — они придумали, как с минимальными затратами совершить грандиозное путешествие из Англии в Монголию. Для этого сойдет любой подходящий транспорт, но основным стал самый дешевый — «Mini», причем сильно б/у. Он и стал стандартом ралли, теперь можно ехать на любом авто, но объем двигателя должен быть не более 1200 куб. см. Маршрут экипаж выбирал сам и в пути полагался только на собственные силы, словом, всё как у нас.

Вскоре гонка получила международное признание, а дабы придать ей солидности, решено было сделать ее благотворительной — экипаж вносил в детский фонд 1000 фунтов стерлингов. По итогам соревнований автомобили передавались также в какой-то фонд. Вероятно, тут участники несколько перегнули палку с благотворительностью, поскольку дошедшие до финиша годились только в металлолом. И монголы перестали пускать этот автохлам в свою страну.

В этом году впервые ралли финишировало не в Улан-Баторе, а в Улан-Удэ. Думаю, многие английские болельщики этой гонки даже не поняли разницы. Однако, судя по сообщениям в местных бурятских СМИ, Улан-Удэ готов подхватить знамя, выпавшее из рук Улан-Батора ради пресловутого туристического потока. Его увеличение и международная узнаваемость города сейчас важнее вопроса утилизации самобеглых английских колясок.

Параллельно с финишем автопробега в центре города происходит еще одно важное событие — закрытие международных детских спортивных игр.

И все бы хорошо, но есть одна беда, и вы ее можете рассмотреть на снимках. Это не туман. Это не я плохо фокусирую кадр. Это столицу Бурятии накрыла пелена дыма от лесных пожаров. И так уже много дней. И сегодня это самая большая проблема.





Нерчинск

В прошлом году мы уже были в Нерчинске, но приюта там не смогли найти, потому просто крутанулись по городу и ушли на Читу. В этот раз подошли к делу более ответственно и из Улан-Удэ забронировали гостиницу в Нерчинске. Путь предстоял долгий — более 900 километров, но предыдущий опыт говорил, что в «одну каску» его можно пройти. Одного мы не учли, что двигаться предстояло на восход и, хотя, по времени мы ничего не теряли, но природу не обманешь — в Забайкалье начинало темнеть гораздо раньше, чем в Бурятии.

К съезду на гравийку, что вела к Нерчинску мы прибыли в сумерках, а дальше перемещались в темноте, которую иногда разрывали фары тяжелой дорожной техники. Работы на этом участке, похоже, велись круглосуточно. В этом были и плюс и минус. Общее направление движения было понятно, но если бы дорожники закрыли какой-то участок и пустили транспорт в объезд, то мы могли заблудиться, поскольку целиком зависели от навигатора.

(Снимки сделаны утром следующего дня).

Однако до гостиницы мы добрались без проблем, но ни времени, ни желания прогуляться по городку в кромешной темноте не возникло. Поэтому знакомство с городом перенесли на утро.

Я уже прежде упоминал, что Нерчинск в истории России и Сибири город не проходной, но сейчас влачит заштатное существование. Но есть здесь одна жемчужина, ради которой стоит преодолеть относительное бездорожье и потерпеть другие неудобства. Речь идет о дворце купца Бутина. Даже сейчас частично отреставрированный особняк вызывает смешанное чувство удивления и восхищения.

Удивляться стоит тому, что кому-то в Забайкалье в середине 19-го века пришло в голову построить мавританский дворец, совершенно неуместный здесь. И это было сделано с любовью и вкусом, что приводило в восхищение и современников, и высоких гостей, побывавших здесь позже.

Достаточно сказать, что по воспоминаниям окно вестибюля украшал цветной витраж с изображением архангела Михаила, поражающего дьявола, изготовленный в Мюнхене в 1857 году. В зале располагались самые большие в мире (по тем временам) зеркала, выполненные из венецианского стекла и купленные Бутиным на Парижской выставке в 1878 году.

В 1891 году в этом доме ночевал цесаревич и будущий император Николай II.

Судьба к дворцу была немилостива. Купец Михаил Бутин завещал его городу с условием, что в нем будет учреждено ремесленное или реальное училище. Но все развивалось по сценарию «белые приходят — грабят, красные приходят — грабят». В итоге дворец превратился в сортир.



Сравнительно недавно за реставрацию взялись. Та часть, где сейчас разместился местный музей, сегодня выглядит вполне достойно, но до окончания работ еще далеко, ведь особняк занимал половину городского квартала.

И напоследок просто интересный факт: в Нерчинске родился главный архитектор Иркутска Владимир Расушин (с 1886 по 1894 гг.). При желании архитектурные мотивы Нерчинска можно найти и в Иркутске.

На всякий случай уточню: на снимках не дым, а утренний туман.

Казачья крепость на краю страны

Мы приехали в Сковородино к вечеру. Отсюда до Албазино чуть более 80 километров. Интернетовские знатоки утверждают, что этот участок быстрее, чем за три часа, не пройти. Я рассчитываю, что мы уложимся в более сжатые сроки, но в любом случае нужно ждать до утра: в пограничную зону можно въехать, впрочем, как и покинуть ее, в светлое время дня.

Начинаем искать ночлег. По предыдущему опыту знаем, что найти недорогой вариант здесь будет непросто. Сковорода, или еще Сковородка, как любят выражаться перегонщики, находится в стратегически важном месте: здесь встречаются восточный и западный грузопотоки, а к ним еще добавляется северный (якутский). Местные отельеры, улавливая конъюнктуру, держат высокие цены. Методом проб и ошибок выясняем, что дешевле всего выходит остановиться в мотеле на большой дороге. Внешне гостиница выглядит неплохо, но, как принято в ара-бизнесе, внутренности сделаны из дерьма и песка. Особо потрясают полы: мраморная крошка залита какой-то мастикой, которую, похоже, используют для ремонта дорог. Звуки и слова не встречают препятствий у бумажных стен и дверей…

С утра тронулись в путь. Дорога к крепости против ожидания оказалась в весьма приличном состоянии. Худшие участки прилегали к Сковородино и Албазино, основная же часть являлась хорошим грейдером, на котором местные гонщики на грузовиках развивали третью космическую скорость.

В поселке Джалинда нас остановили пограничники и проверили документы. От поста до крепости около 20 километров.

Несколько слов об Албазино. В какой-то степени это наш дальневосточный Брест.

Еще в 1650 году Ерофей Хабаров с отрядом казаков без боя занял городок, принадлежащий даурскому князю Албазе. Укрепив поселение, казаки обосновались там и назвали его Албазинским острогом. После зимовки отряд ушёл, предав острог огню.

Позже здесь опять появились казаки, крестьяне и промысловики. Но это не понравилось соседям — пограничный Албазин постоянно атаковался маньчжурскими отрядами.

На 1685 и 1686 годы выпали самые тяжелые испытания: немногочисленный казачий гарнизон держал осаду против многотысячного маньчжурского войска, вошедшую в историю как «Албазинское сидение». С подробностями можно легко ознакомиться в Интернете.

Несмотря на весь героизм, проявленный защитниками крепости, Албазин был покинут русскими. И только спустя более сотни лет здесь была основана казачья станица.

От самой крепости сейчас осталась ровная площадка, огороженная рвами с трех сторон, в которых угадываются крепостные стены.

Строго говоря, ради этого ехать сюда не стоит, если, конечно, не проникнешься героическим духом казаков-первопроходцев. Однако для истории России этот кусок земли имеет огромное значение, поскольку здесь определялось, где проляжет граница русского государства.

Буквально на днях Албазино покинули археологи. Они перенесли из раскопов в братскую могилу часть останков защитников крепости. Судя по опубликованной информации, найдено еще несколько захоронений казаков, изучением которых займутся в следующий сезон.

Рядом с остатками крепости существует небольшой, но довольно насыщенный историческим материалом музей. Бродя по нему, понимаешь, какой необычной может быть жизнь маленького пограничного городка.

А мы решили двигаться дальше — к побережью Японского моря.

Благовещенск

Из Сковородино есть три пути: вперед, назад и на Якутск. Заманчиво было рвануть в Якутию, но мы совершенно не готовились к такому походу на север в начале осени.

Задумчиво бродил по парковке мотеля, рассматривая запыленные авто на якутских номерах, на каждом из которой на багажнике было закреплено по 2-3 запаски. Пришел к выводу, что коллектив меня не поймет, если предложу резко изменить направление движения. Поэтому двигаемся дальше к Японскому морю — это всех устраивает.

Дороги Сибири и Дальнего Востока сами диктуют тебе режим движения, если ты, конечно, не любитель «дикого» отдыха. От цивилизации до цивилизации здесь несколько сотен километров.

Мы идет на Благовещенск. Здесь уже были, и город нас порадовал (http://o-avgust.livejournal.com/27660.html).

Убежден, что у городов, как и у людей, есть настроение. Год назад Благовещенск был рад нас видеть, а в этот раз отвлекся на какие-то свои дела. Ни тебе толп, гуляющих по набережной, ни гламурных кис, только озлобленные агитаторы, уговаривающие правильно отдать свой голос за нового губернатора. Однако, ребята, играйте в эти игры без нас!

И все же Благовещенск без зрелища не оставил. Сначала услышали хлюпающие звуки, потом стал заметен источник, создающий их. Им оказался до изумления пьяный рыбак.

Под тяжестью выпитого он бултыхался у нижнего среза набережной. Окончательно подкосила его попытка закурить. Началась спасательная операция. Прибыла машина ППС, рыбака начали уговаривать выйти на сушу.

Он вроде был и не прочь, но, заметив «воронок», решил спасаться вплавь. А тут до границы с Китаем несколько десятков метров по воде. Чем закончился этот затянувшийся квест, мы не отследили, но, надеемся, рыбак остался жив и не изменил родине по пьяни.

А жизнь продолжалась. Кто-то тренировался.

Кто-то женился.

А кто-то был не против.

А кто просто бродит по магазинам. Их, кстати, в Благовещенске много. Это второй город в России по количеству торговых площадей на душу населения.

Словом, Благовещенск хороший город, независимо от его настроения.



Русское чудо

В одном из супермаркетов Дальнегорска купил я, как и положено на Дальнем Востоке, банку красной икры. Дело, что называется житейское, здесь часто так поступают, особенно когда нет доступа к браконьерской добыче. Вот, кстати, как выглядит этот продукт.

Остановившись на ночлег в Находке, наш экипаж единогласно решил «приговорить» местный деликатес. Что-то с первого бутербродика мне не понравился вкус «отборной лососевой икры». Удивительно, но она никому не понравилась. Тогда наш въедливый штурман начала изучать банку и обнаружила, что мы пытались съесть не что иное, как имитированную икру. На Дальнем Востоке! В разгар путины! Сделанную в Санкт-Петербурге! Которую тамошние умельцы скромно называют «Русским чудом»!

Но не пропадать же такому чуду. И мы решили скормить его (то бишь чудо) гостиничной кошке. Очень непривередливый зверь. Однако и он лишь брезгливо обнюхал банку.

Ну, а эта фотка для поднятия настроения. Мотылька, размером с воробья, я обнаружил рядом с автомобилем на стоянке в Дальнереченске. Он мне немного попозировал на пассажирском сидении, а затем полетел по своим делам.

По долинам и по взгорьям

Периодически отрываюсь от генеральной линии, то бишь, рассказа о нашем путешествии на Дальний Восток. Сиюминутные события отвлекают, но затем на главную дорогу возвращаюсь таки.

Итак, из Албазино мы решили двинуться к Японскому морю. Самый простой способ добиться этой цели заключался в том, чтобы перемещаться к Владивостоку. Однако этот путь был пройден годом раньше. Поэтому рассматривали альтернативные варианты и один такой интересный нашли. Из Дальнереченска, через Кавалерово, в Дальнегорск, а там уж рукой подать до океана.


Кавалерово, гора Дерсу.

Всем был этот маршрут хорош, за исключением того, что значительную часть пути предстояло двигаться по гравийкам и грунтовкам. Вот таким.



В принципе было желание добраться до поселка с интригующим названием Пластун. И, думаю, все бы сложилось, если бы штурман на нашу беду не взялся изучать это направление по интернетовским отзывам. А там описывался какой-то ад. Типа, лесовозные дороги, непроходимые топи... Якобы местные перемещаются там только на самолетах-вертолетах.

Коллектив разделился на неравные части, и большинство выступило против авантюрных планов штурмовать неведомые земли на стоковом внедорожнике. В итоге от Рудной пристани мы двинулись не на север, как мне хотелось, а на юг, к Находке.

К слову, на Дальнем Востоке я обратил внимание на схожесть названий населенных пунктов с Калининградской областью. Не в буквальном смысле, а скорее с их общей невыразительностью. Там Зеленоградск, Светлогорск, Советск, здесь Дальнереченск, Дальнегорск и тому подобные бюрократические перлы. С Калининградской областью все понятно, нужно было быстро убрать воспоминания о Германии и полета чиновничьей фантазии на большее здесь просто не хватило, а вот что мешало дать дальневосточным городам и поселкам звучные имена? Впрочем, и здесь были тонкости. Дальнегорск и Дальнереченск поменяли свои названия после известных событий на острове Даманском. Раньше в исторических названиях этих городов чувствовались китайские мотивы, но, а сейчас — банальность. Тут я сторонник теории: как вы город назовете, так он себя и поведет.

Чуть подробнее расскажу о Рудной пристани. Здесь сплелись в страстных объятиях два российских символа. Более известный — скалы Два Брата, который видели все, кто держал в руках старую 1000-рублевку.



И несчастная речка Рудная, которая считается одной из самых загрязненных в мире.

Она тащит в своих водах отходы свинцового производства. Кстати, внешне это никак не заметно. Более того, на берегу залива, в который впадает река, места свободного нет от желающих здесь отдохнуть. Благодаря возможностям нашего «Прадика», мы забрались на самую высшую точку окрестностей и, относительно, безлюдную. Если не знать о некоторых специфических опасностях, местечко выглядит просто потрясающим. Судя по количеству дайверов, подводный мир здесь их радует разнообразием. И нам здесь понравились длинные, пустые и «живые» пляжи. Я такие видел только во Вьетнаме.











По побережью Японского моря

Итак, от Рудной Пристани мы взяли курс на Владивосток.

Двигаемся к нему по побережью Японского моря. Значительная часть пути уже знакома по прошлому году. Дороги грунтовые. По местным понятиям, не очень хорошие. Кто-то даже жаловался в прошлогодних комментариях, что возвращался из поездки сюда на квадратных колесах, поменяв два-три раза запаску.

Справедливость этих слов испытали на себе. В этот раз и у нас возникли небольшие проблемы: мы не прокололи, не проткнули, а, грубо говоря, пробили колесо. Именно продырявили его на острых камнях. И хотя резину удалось отремонтировать, я начал задумываться о том, что нужно подыскивать еще одну шину под запаску.

Пока же мы стремились к заливу святой Ольги. В прошлый раз мы не смогли найти здесь ночлега из-за того, что прибыли накануне выборов и гостиница забита под завязку правоохранителями и наблюдателями. В этот раз было чуть лучше — имелся один свободный номер. Увы, одноместный. Ничего лучшего мы придумать не смогли, как остановиться на пикник на берегу бухты.







Особенностью залива является то, что основная его часть зимой не замерзает. Видимо, поэтому во времена Великой Отечественной здесь действовал гидропорт. В нем базировалась военно-воздушные силы Тихоокеанского флота. Утверждают, что даже сохранились какие-то сооружения с тех времен.

После облома в Ольге планы оказались размытыми. Если бы нам дали передышку на размышления, то, вероятнее всего, остановились бы в Лазо и попробовали заглянуть в местный заповедник. Однако все приходилось решать на ходу, и мы двинулись в Находку. Собственно, ничто туда не влекло — все посмотрели еще год назад, но тем не менее.

Входили в город во тьме кромешной. С трудом нашли знакомую гостиницу. С утра прогулялись по центру.

А дальше просто: Артём — Владивосток.

Владивосток

Все-таки есть во Владивостоке что-то завораживающее при том, что город не очень удобный для проживания и прогулок. Особенно агрессивный он для автомобильных путешественников: в центре сложно найти парковку. С трудом обнаружили свободное местечко в нескольких километрах от центра. Утром следующего дня смогли подъехать чуть ближе.

Из открытий — нашел дерево дружбы флотов России и США. Оно самое зачморенное на аллее среди других подобных.

Выяснил, что транспортное судно «Ангарстрой» затонуло 1 мая 1942 года в Тихом океане.

Убедился, что чувак, которого я приметил еще год назад на памятнике борцам за власть Советов, торчит там и сейчас. Городской сумасшедший?

Наткнулся на новый памятник Солженицыну. Очень непривычный.

Ну и, конечно, торговые ряды на центральной площади в очередной раз впечатляют. Особо потрясли успехи в импортозамещении. Местная деревенская моцарелла ничем не отличается от итальянской (на мой вкус). А виноград, хоть и очень красивый, но кислый. Впрочем, нам не повезло и с арбузом.





Мы, конечно, прокатились по владивостокским мостам до острова Русский, однако бесплатно съехать к океану не получилось. Зато познакомились с береговыми укреплениями. Из трехдюймовки, кабы она здесь была, можно было бы легко накрыть оккупировавших побережье бизнесменов.

А эти фотки так, для смеха.



Это счастье — путь домой

С восточного побережья до родного очага лежала уже знакомая дорога. По ней мы год назад перемещались. Маршрут хоть и тот же, но условия другие. В прошлый раз нас постоянно преследовали дожди, доходило до того, что дважды мы въезжали в Биробиджан в ливень, и город так толком и не посмотрели. Забегая вперед, скажу, что в этот раз удалось прогуляться по его набережной.

И все-таки в ливень мы попали — шли полдня в сплошном потоке воды. И тут обнаружилась одна наша проблема — автомобиль заносило в поворотах. Не сильно, как раз на той грани, когда всей кожей до макушки ощущаешь — еще чуть-чуть газа и сорвешься в юз. Дело было в резине, на задней оси она совсем уже была изношенная, что и неудивительно, хотя на самом деле очень удивительно — прошел на ней более ста тысяч километров. В Уссурийске заехал на авторынок. Пользовался большой популярностью у местных торговцев, так как был единственным покупателем. Рвали меня на части продавцы б/у-шной резины, в глаза заглядывали, однако цен ронять не хотели. Отведенный за угол, получил суперпредложение — комплект 265/65/17 едва изношенной всесезонной японской резины за 17,5 тысяч. Но зачем мне всесезонка в Сибири? Что называется, ни рыба ни мясо. Тем более, у меня зимняя шипованая есть. Так что отклонил я это лестное предложение, а вечером заглянул да дром.ру, да и нашел по ходу в Благовещенске свою стоковую летнюю резину с 50-процентным износом по тысяче рублей за баллон. Продавец подвез ее к шиномонтажке, где за час и «переобулся». Думаю, что еще на сезон хватит.

В дальней дороге открытия и приключения ждут тебя за каждым поворотом. Нужно быть просто готовым с ними встретиться. Вот в Приморье довольно часто попадаются такие деревья.

Они словно окутаны какой-то сетью. Это результаты деятельности непарного шелкопряда. Вредитель уничтожает лиственные породы деревьев и, как утверждают ученые, влияет на поголовье дальневосточных тигров и леопардов. Каким образом? А по пищевой цепочке. Гибнет дуб — меньше желудей. Меньше желудей — меньше диких свиней. Меньше свиней — мало добычи у тигров и леопардов. Не хватает корма, значит и котят на свет появляется меньше. Кстати, в прошлом году деревьев, замотанных в сети шелкопряда, нам не попадалось.

В этот раз я рассмотрел сою. И даже попробовал, что называется, с куста.

Поля ее тянутся на десятки километров вдоль дороги. Эти удивительные бобовые у себя на родине, и они одни из самых древних окультуренных растений. Известно, что китайцы их возделывают уже более 5 тысяч лет.

А вот с чем не удалось поближе познакомиться, так это с Бурейской ГЭС. На подъезде к ней стоят вот такие устрашающие знаки и надписи.

Я родился в Братске. В одном из сибирских райцентров. Однако о Братске знают почти все. Почему? Да потому, что там построили Братскую гидроэлектростанцию. И эта ГЭС не только гениальное инженерное сооружение, но и один из символов страны. На стройку в Братск ездили мировые политики, о ней писали знаменитые журналисты, талантливые поэты и писатели. И они дали славу тому, что действительно было достойно славы. А вот кто-нибудь слышал о Бурейской ГЭС? Почему ее пытаются спрятать? Вывод можно сделать такой: либо строят так, что на это без слез смотреть нельзя, либо происходит что-то еще более неблаговидное. А ведь на космодром, куда более секретный объект, строящийся невдалеке, туристов будут пускать с 22 октября. Съездим обязательно.

Забайкалье

В прошлом году, когда я рассказывал о своих впечатлениях, как сейчас, обронил, что Чита меня не зацепила. Один читинец обиделся на эти слова. В этот раз я решил быть более внимательным.



Откровенно говоря, еще с советских времен о городе у меня сложились не лучшие впечатления. Впрочем, что мог увидеть молодой солдатик из кузова грузовика, на котором было написано «Люди»? Однако представление о Чите как о сером, пыльном городе в душу запало. В этот раз стереотип удалось сломать благодаря прогулкам по центру Читы, который, к слову, патрулируется как полицией, так и казаками.

Как оказалось, не такой уж он серый и пыльный, а вполне себе симпатичный. И все же, камуфляжный отпечаток лежит на городе: как никак, столица Забайкальского военного округа. А в его былой мощи можно убедиться на выставке боевой техники, расположившейся в парке за домом офицеров.

Некоторые образцы, вероятно, уникальные.

Тут есть знаменитые танки ИС, причем, не только второй, но и третий, четвертый…

А вообще, Чита — город живой, и даже с некоторыми претензиями на большее.

Должен сказать, что природа в Забайкальском крае хоть и однообразна, но бывает просто потрясающей.

Чего не скажешь о здешних городках. Заехали мы один такой посмотреть, Чернышевск называется, но лучше бы время не теряли.



  

Мы покидаем Забайкальский край и одновременно с этим лишаемся одного козыря — отличной дороги. На предыдущем и нынешнем опыте убедился в том, что на этом участке за световой день можно пройти более 1000 километров, не особо напрягаясь. Кстати, эти дороги строили, в том числе, и иркутяне, а один из здешних перевалов носит имя Юрия Тена, известного иркутского предпринимателя и политика.

На вершине есть часовня. Место приметное, но малолюдное — мы оказались единственными, кто заглянул сюда.



Город гуннов

Хотя качество шоссе в Бурятии ухудшилось, но этот недостаток с лихвой покрывался окрестными красотами. Я уже не раз говорил, но повторюсь еще — Бурятия одно из самых красивых мест в России.

Здесь есть все: степи, горы, леса, реки и, конечно же, Байкал. В этот раз мы открыли для себя древнее городище, которое расположилось недалеко от столицы республики — Улан-Удэ.

Местные называют его городом гуннов и здесь уже много лет ведутся раскопки. На огромной территории обнаружены жилые постройки, укрепления и захоронения, в том числе воинские.

Бурятам очень хочется доказать, что древнее поселение — это составная часть нынешней столицы республики, и тогда слава самого древнего города, возникшего на территории России, плавно перейдет от Дербента к Улан-Удэ. Пока на этом пути особых успехов добиться не удалось. Реконструкторы только приступили к воссозданию первого жилого сооружения исчезнувшего поселения.

Дело идет ни шатко ни валко, но вряд ли в ближайшее время здесь появятся толпы туристов. Хотя, если даже абстрагироваться от древнего прошлого и просто подняться на холмы, становится понятно, почему люди здесь поселились много лет назад: здесь потрясающе красиво, ну и безопасно, потому что все просматривается на километры вокруг.

Посольское

На пути к дому мы не могли не заехать в еще одно полюбившееся нам местечко — село Посольское.

И не только потому, что здесь находится красивейший мужской монастырь с очень необычной историей, а еще и потому, что это побережье Байкала уникально. Здесь водится популяция самого крупного омуля, который так и называется — посольский. В погоне за ним сюда устремляются рыбаки. И они обустраивают здесь свой быт, как умеют. И это действительно банька, построенная ими.

Сейчас, в конце сентября, для рыбалки уже не сезон, но люди на песчаной косе, глубоко врезавшейся в озеро, есть. Вот автотурист из Хабаровска. Он уже окунулся в Байкал, но готов еще раз это сделать, чтобы я смог запечатлеть этот отчаянный поступок.

Местные, конечно, так не делают. Их, вообще, можно от приезжих отличить по тому, что они тепло одеты в любое время года.

Чуть дальше от купальщика замечаем два внедорожника и людей, занятых чем-то необычным. Оказались кайтерами — ловцами ветра.

С летящими по волнам я сталкивался в теплых странах, но впервые на Байкале. При такой волне на озере им делать нечего, но Посольское хорошо тем, что коса отделяет неспокойную поверхность от спокойной. А ветер здесь такой, что любой кайтер позавидует. Холодно, конечно, но есть гидрокостюм. Так что для любителя экстремального спорта здесь все идеально сошлось.

Самое забавное здесь то, что автомобиль одного из кайтеров я опознал. Приметный очень.

Паркует его рядом с нашим домом. И хотя нам до него добираться еще пару сотен километров, но мы чувствуем себя уже на родной земле. И все о том свидетельствует.

Вот приедем домой, передохнем и начнем готовиться к новому походу.

Олег Августовский, фото автора

Сентябрь-октябрь 2015 года

 

comments powered by HyperComments

.: Всё для вас :.
   
©, 2015, Press*Men

Газеты Поехали, Братская ярма