Подать рекламу и срочные платные объявления (вопросы и справки - по тел. 28-23-12):

.: наши издания :.

ФИЗБАНКРОТСТВО: МИНУСЫ ДЛЯ ДОЛЖНИКОВ

С 1 октября 2015 года начал действовать так называемый «закон о банкротстве граждан». Как оказалось при ближайшем рассмотрении, остается непонятным, кто больше выиграет от введения новых правил, – сами должники или их кредиторы. О том, в чью пользу сформулированы нормы о порядке инициации дел о банкротстве, их подсудности и формировании конкурсной массы, газета «Братская ярмарка» уже рассказывала ранее, теперь мы рассмотрим другие значимые моменты.

Безусловно, главной ценностью банкротства для должника является списание долгов. Предполагается, что после завершения реализации имущества и расчета с кредиторами должник может рассчитывать на освобождение от дальнейшего исполнения требований кредиторов, если среди них остались непогашенные требования (п. 3 ст. 213.28 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – закон о банкротстве). Но, как оказалось, список исключений из этого правила весьма обширен. Например, не может быть списана текущая задолженность, то есть задолженность, возникшая после даты принятия судом заявления о признании должника банкротом; задолженность по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью, по компенсации морального вреда; задолженность по алиментам; задолженность по иным требованиям, неразрывно связанным с личностью кредитора, в том числе по требованиям, не заявленным в процедуре банкротства; задолженность по возмещению вреда имуществу, причиненного должником умышленно или по грубой неосторожности; задолженность по требованиям о привлечении гражданина к субсидиарной ответственности (ст. 10 закона о банкротстве); задолженность по убыткам, причиненным умышленно или по грубой неосторожности гражданином юридическому лицу, участником или членом коллегиального органа которого являлся должник (ст. 53-53.1 ГК РФ). По неясным мне причинам в данном пункте не упомянуты убытки, причиненные гражданином, действовавшим в качестве единоличного исполнительного органа юридического лица, то есть директора или генерального директора; задолженность по убыткам, причиненным гражданином как арбитражным управляющим умышленно или по грубой неосторожности; задолженность, связанная с применением последствий недействительности сделок, оспоренных по ст. 61.2-61.3 закона о банкротстве; вся задолженность, если в рамках дела о банкротстве гражданин привлекался к ответственности по ст. 14.13 КоАП РФ («Неправомерные действия при банкротстве») или ст. 195-197 УК РФ («Неправомерные действия при банкротстве», «Преднамеренное банкротство», «Фиктивное банкротство»); вся задолженность, если гражданин предоставил неполные либо заведомо недостоверные сведения арбитражному управляющему или арбитражному суду; задолженность по требованиям, о которых кредиторы при завершении процедуры банкротства не знали и не могли знать; вся задолженность, если при возникновении или исполнении обязательств перед конкурсным кредитором или уполномоченным органом, гражданин действовал незаконно, в том числе  совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество (п. 3-6 ст. 213.28 закона о банкротстве).

И если с основной частью пунктов все более-менее понятно, то последние четыре требуют более подробного рассмотрения.

В рамках дела о банкротстве должник обязан полностью и без утайки раскрыть перед судом свое финансовое положение, то есть обозначить все имеющиеся у него долги и активы. Скрыв факт наличия долга перед «неудобным» кредитором, должник лишается возможности списать такой долг, даже если факт сокрытия не обнаружится. А если обнаружится – долги не будут списаны в принципе, причем все. Аналогичная ситуация произойдет и при сокрытии должником активов. Все это означает повышенную ответственность должника еще на стадии подачи заявления о банкротстве в суд.

Пункт о непогашении задолженности в случае привлечения должника к административной или уголовной ответственности представляется самым неоднозначным. Конечно, если гражданин совершил преступление, то связанная с этим задолженность списана не будет, и это справедливо. Однако случаи совершения преступления упомянуты в законе лишь как случаи частные, что подразумевает куда более широкое толкование нормы.

При буквальном прочтении нормы складывается впечатление, что обычный невозврат долга в установленный договором срок будет признан незаконным бездействием гражданина при исполнении обязательства как противоречащий ст. 309-310 ГК РФ. А это, в свою очередь, означает, что при любой просрочке долги списаны не будут. Гражданам остается лишь успевать обращаться в суд с заявлением о банкротстве до появления каких-либо просрочек.

Высказывается мнение, что данный пункт подразумевает полномочие суда оценить добросовестность должника и в зависимости от этого разрешить вопрос о списании задолженности. Однако данное мнение не основано на законе и кроме того подразумевает чрезвычайно широкий простор для судейского усмотрения и связанных с этим коррупционных рисков.

Таким образом, в вопросе о списании задолженности по завершению процедуры банкротства закон максимально ориентирован на кредиторов.

Следующий важный момент, на который обязательно должны обратить внимание потенциальные физбанкроты - последствия признания гражданина банкротом прописаны достаточно определенно (ст. 213.30 закона о банкротстве). Прежде всего, это испорченная кредитная история – в течение пяти лет после завершения процедур банкротства гражданин будет обязан при получении кредитов указывать на факт своего банкротства, что вряд ли отпугнет "бывалых" должников, но демотивирует к подаче заявлений в суд должников, имеющих незначительные просрочки по своим долгам.

Еще одно последствие касается повторной подачи заявления должника. В течение пяти лет после завершения процедур банкротства гражданин не вправе будет подать новое заявление о своем банкротстве. Если же в этот же срок заявление подадут его кредиторы – то освобождение от задолженности не наступит.

В течение трех лет после завершения процедур банкротства гражданин не сможет занимать должности в органах управления юридического лица, а также иным образом участвовать в управлении юридическим лицом. Правда, это едва ли исключает представление интересов юридических лиц по доверенности или участие в деятельности организаций через подставных лиц – «номинальных директоров». А вот относительно государственной или муниципальной службы в законе ограничений не имеется.

Индивидуальные предприниматели утратят на пять лет с момента завершения процедур банкротства государственную регистрацию в качестве таковых, лицензии на осуществление отдельных видов предпринимательской деятельности, а также само право осуществлять предпринимательскую деятельность. По сравнению с ныне действующими правилами (ст. 216 закона о банкротстве) увеличен лишь срок санкции – с одного года до пяти лет, в остальном принципиальных изменений не внесено.

Дополнительно суд вправе ограничить должника в праве выезда за границу, однако - только до завершения процедуры банкротства (п. 3 ст. 213.24 закона о банкротстве).

В целом последствия признания банкротом для большинства должников едва ли являются чрезмерно жесткими.

Подводя итог и говоря о целесообразность инициации дела о банкротстве, стоит отметить, что процедура освобождения от долгов в рамках банкротства граждан и приравненных к ним индивидуальных предпринимателей представляет собой сложную полосу препятствий, пройти которую без опытного инструктора едва ли возможно. Закон на 80-90% ориентирован на кредиторов, а отнюдь не на должников – «самолечение» в такой ситуации будет походить на попытку сделать самому себе операцию на сердце.

Однако финансирование процедуры банкротства установлено на соблазнительно низком уровне. Так, минимальное вознаграждение арбитражного управляющего составляет 10 тыс. руб. (п. 3 ст. 20.6 закона о банкротстве). У многих должников сложилось мнение, что за эту сумму их избавят от многомиллионных долгов.

Между тем, нужно обратить особенно внимание на то, что в обязанности арбитражного управляющего не входят досудебный анализ перспектив дела, помощь в сборе доказательств, подготовка заявления о банкротстве в суд и других процессуальных документов, представление интересов должника в суде и т. д. Все это – чисто юридический труд, и бесплатно за должника этого никто делать не будет.

Далее – любое дело о банкротстве, даже при отсутствии у должника имущества, сопряжено с определенными расходами на отправку почтовой корреспонденции и на обязательные публикации в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве и официальном печатном издании. По самым скромным подсчетам такие расходы составят не менее 10 тыс. руб. Если же у должника имеется имущество, требующее реализации, то расходы на одну публикацию о торгах могут составить сумму в 20-30 тыс. руб. Теоретически данные расходы должны погашаться за счет должника, однако на практике они ложатся на арбитражного управляющего, которому потом предоставляется возможность потребовать от должника их возмещения без каких-либо гарантий. В лучшем случае управляющий в порядке ст. 59 закона о банкротстве взыщет компенсацию расходов с заявителя-кредитора, если, конечно, тот окажется платежеспособным.

Повлиять на данную ситуацию смогут суды, если будут применять ст. 57 и ст. 59 закона о банкротстве, требуя внести сумму предполагаемых расходов на депозит суда. Однако это общие нормы, а в специальных нормах о банкротстве граждан (п. 4-5 ст. 213.4, п. 4-5 ст. 213.5 закона о банкротстве) такого требования не содержится. Это создает риск неправильного правоприменения и еще большей демотивации арбитражных управляющих к ведению процедур банкротства физических лиц.

Существенным является и тот факт, что «вилка» административных штрафов для арбитражных управляющих по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ («Неправомерные действия при банкротстве») составляет 25-50 тыс. руб. Штраф в 25 тыс. руб. можно запросто «получить», например, опубликовав результаты торгов на два дня позже срока – хотя фактически чьи-либо интересы от этого сколь-нибудь существенно не пострадают.

Закон предусматривает и дополнительное вознаграждение арбитражного управляющего в размере 2% выручки от реализации имущества должника, а также поступивших в результате взыскания дебиторской задолженности или оспаривания сделок денег, либо от суммы удовлетворенных требований кредиторов (п. 17 ст. 20.6 закона о банкротстве). Однако это вознаграждение достаточно мифическое и ничем не гарантировано.

Таким образом, при отсутствии дополнительного финансирования банкротство граждан становится для арбитражных управляющим мероприятием убыточным, а вхождение в процедуру банкротства неизвестного заранее должника – делом чрезвычайно рискованным, но опять же: вхождение в процедуру – право, а не обязанность арбитражного управляющего, в отличие от адвокатов по назначению. Так что следует помнить, что гражданину управляющий изначально ничего не должен.

В целом эта ситуация имеет простое решение в рамках действующего законодательства. Пункт 5 ст. 20.6 закона о банкротстве предусматривает возможность увеличения суммы вознаграждения арбитражного управляющего по решению суда в зависимости от объема и сложности выполняемой им работы, а договор оказания юридических услуг с исполнением в пользу должника может заключить и оплатить любое третье лицо. Естественно, адекватный трудозатратам и рискам размер вознаграждения существенно отличается от установленной в законе суммы в 10 тыс. рублей. По некоторым оценкам, общие расходы физического лица, желающего признать себя банкротом и освободиться от долгов, может вылиться в достаточно крупную сумму – порядка 150-200 тысяч рублей. Стоит ли такая игра свеч? Да и возможно ли банкроту найти такую сумму?

 

comments powered by HyperComments

.: Всё для вас :.
   
©, 2015, Press*Men

Газеты Поехали, Братская ярма