Подать рекламу и срочные платные объявления (вопросы и справки - по тел. 28-23-12):

.: наши издания :.

САМОЕ СЛОЖНОЕ – СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ КАРТИНКУ, КОТОРАЯ У ТЕБЯ В ГОЛОВЕ, АКТЕРЫ ПРИДУМАЛИ САМИ…

Возможно, кто-то из читателей удивится, что в последнее время я часто пишу о людях Братского драматического театра. Но я люблю наш театр, его актеров и это постоянное погружение в действо на его сцене - погружение до слез, до мурашек, до восторга! И было бы просто грешно в юбилейный год Братского драматического театра не писать о тех, кто уже 30 лет радует братчан, дарит им смех и добрые слезы, восторг и приятную грусть, открывает своим зрителям новые грани своего таланта, новых авторов и новые миры.

Я не хожу на спектакли, которые привозят к нам артисты из крупных городов, потому что мне на них скучно, а скучно потому, что самим этим артистам скучно играть все эти комедии положений с повторяющимся сюжетом, которые не оставляют следа ни в душе, ни в мыслях… А наш Братский театр я люблю за то, что после каждого спектакля я еще почти две недели, а то и больше, думаю о том, что увидела, переживаю раз за разом все те чувства, которые испытала во время спектакля. А это было бы невозможно, если бы не замечательная игра братских актеров, когда они сами настолько погружаются в свой образ, что даже забываешь, какой он на самом деле – этот хорошо знакомый тебе в жизни человек? Невозможно это было бы и без работы всех сотрудников театра – звукооператоров, костюмеров, гримеров… И, конечно же, это было бы невозможно без глубокой, вдумчивой работы режиссеров.

Долгое время наш театр жил без главного режиссера, и вот, буквально чуть больше месяца назад, эту должность занял Сергей Терпугов. Его спектакли неизменно имеют большой успех у зрителей. Кроме того, он руководит молодежной студией «Театр+» и является постоянным автором и постановщиком новогодних спектаклей для детей.

Последняя его режиссерская работа – спектакль «Ужин с дураком» - уже высоко оценена зрителями. По сюжету пьесы приятели собираются поглумиться над очередным простачком. Такова традиция: каждую среду необходимо разыскать и пригласить на ужин человека простодушного, дурака. При этом цель вечера дураку остается неизвестной – в этом и заключается забава. Но в этот раз, к полной неожиданности организатора веселого вечера, гость оказывается на высоте с практической и моральной точки зрения.

- Этот спектакль менее смешной, чем «Папа в паутине», потому что там комедия положений, - говорит о своей постановке Сергей Терпугов. - Но я специально не стал брать такую пьесу, чтобы она была прямо смешной-пресмешной. Я решил уйти от темы комедий положений – любовные треугольники, а взять что-то более человечное, чтобы посмеяться, но над чем-то другим. Как мне сказал один театральный критик, есть смех от живота, а есть – от души. И я рискнул взять эту пьесу, хотя в ней много текста и мало действий, и поэтому спектакль держится на актерской игре. Сюжет этой пьесы на самом деле можно найти в жизни каждого из нас, наверное. Я помню, что еще в годы своего обучения, мы считали некоторых одногруппников, которые отличались от большинства, мягко говоря, странными, и всячески посмеивались над ними и подкалывали их. А сейчас я с ними прекрасно общаюсь, и у них есть, чему поучиться. У меня есть книга Козьмы Пруткова, и я даже закладку для себя сделал: «Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы, но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий». И мне очень нравится работать в этом спектакле. Мне нравится, что в нем не сыграешь, что называется, с кондачка – перед ним нужно как минимум час разминаться и вживаться в его атмосферу.

- У вас же не бывает так, что выпустил спектакль, и отдыхаешь. Какой спектакль готовишь для зрителей сейчас?

- Сейчас я работаю над спектаклем «Спокойной ночи, мама». Я давно знаком с этой пьесой и давно собирался ее делать. Эта пьеса об отношениях матери и дочери получила Пульцеровскую премию. Это не комедия, это, я бы сказал, трагедия. Это глубокая и сложная вещь, и мы ее сейчас разбираем с необычной сценографией. Мы немного изменили финал. Играть в постановке будут Ирина Кузнецова и Галина Соболева. Премьера состоится в конце ноября.

- Идя к тебе, я как раз и хотела спросить – будешь ли ты уходить от жанра комедий?..

- Со студией «Театр+» я стараюсь уходить от комедий. И в театре я стараюсь уходить от этого жанра. Но театру нужны комедии – это кассовость. Комедии тем и хороши, что зрителей на них ходит больше. И узнавать актеров на улицах начинают чаще именно после комедий.Вот у нас так и получается – пока я какую-нибудь комедию разминаю, Олег Кравзе находит какую-то пьесу и делает серьезный спектакль, а я все жду: когда же у меня получится? Ну, вот и мне представился шанс. Пьеса на самом деле очень сложная, и я даже, если честно, побаиваюсь. Я читал рецензию на постановки, и в одном театре режиссеру приходилось выходить и готовить зрителя и объяснять замысел. Я этого делать не буду – не хочу, поэтому мне нужно сделать хороший спектакль.

-  Что самое сложное в работе режиссера?

- Самое сложное… Самое сложное, наверное, это добиться, чтобы на сцене было точно так же, как и у тебя в голове.

- Это вообще осуществимо?

- Это очень сложно, но, наверное, возможно. Плюс к тому нужно добиться, не заставляя, не угнетая артистов, чтобы они сами поняли, донести до них свою картинку, чтобы они сами ее воплотили. Но нельзя забывать, что рождение спектакля – это все-таки сотворчество, и каждый актер индивидуален, и у них иногда картинки в голове даже лучше, чем у тебя, и нужно с ними договориться… В общем, нужно как-то всем вместе нарисовать эту красивую картинку. Мне кажется, что это самое сложное. Когда я начинаю делать спектакль, у меня в голове есть картинка, как это должно выглядеть. Но выходит артист или артистка на сцену, и я понимаю, что это – не то, как у меня, не так. И я пытаюсь объяснить, а не получается, не получается и не получается. И начинаешь искать подход, потому что можно просто выйти и показать, как сесть, а можно подождать, поговорить, не рассказывать, а подождать, пока она или он сами это придумают, и тогда это будет уже их находка, и они будут с удовольствием выполнять эту мизансцену. Да, вот что самое сложное – сделать так, чтобы эту картинку, которая у тебя в голове, актеры придумали сами. Вот это самое сложное для меня. Конечно, можно показать, куда кто должен пойти на сцене, кто как должен сесть, и подготовить спектакль за два дня, но это будет такой мертвый спектакль! Потому что актеры не обживут свои роли. А актер – он же главный на сцене!

- Я всегда с удовольствием смотрю твою игру на сцене. Быть не только режиссером, но актером – это необходимость или удовольствие?

- Мне это нравится, хотя получается, что и актеров-то в нашей труппе немного. Молодые есть, но они еще учатся и постоянно ездят на сессии, они репетируют у меня до самого финала. Но быть актером мне нравится!

- Как ты совмещаешь в репетициях своих спектаклей две такие разные ипостаси: актер и тут же – режиссер?

- На репетициях я сначала все делаю и отрабатывваю с другими актерами, а потом уже выхожу на сцену сам.

- Сергей, тебя назначили главным режиссером театра. В связи с этим вопрос: чем теперь твоя работа отличается от работы просто режиссера?

- Если я просто режиссер, то и задача у меня – просто поставить спектакль. Если я главный режиссер – то я должен уже следить полностью за всем репертуаром, не только за своими спектаклями, но и за теми, которые поставил другой режиссер, и за теми, которые нужно восстанавливать… Я должен отследить, чтобы у каждого актера был свой спектакль, своя большая роль, чтобы у актеров была хорошая занятость, чтобы каждый актер был в тренинге, в тонусе, чтобы они постоянно работали, чтобы не было в труппе, что называется, «лишних» людей. В общем, вся творческая часть падает на мои плечи, и я должен сделать так, чтобы в коллективе не было трений, а была рабочая атмосфера. Я довольно-таки рад этому событию – потому что у меня есть идеи, и эти идеи находят отклик у актеров. Главное, чтобы актеры верили в меня, и могли подойти ко мне, поделиться чем-то, а я мог пойти и сделать с этим что-то. Моя основная задача – чтобы у нас была крепкая, хорошая, добрая, дружная труппа, чтобы был достойный разнообразный репертуар, и чтобы наше участие в фестивалях и наши гастроли проходили на очень высоком уровне.

- На твой взгляд, театр в глубинке должен отличаться от театров крупных городов по качеству спектаклей? Я имею в виду декорации и прочее…

- По дороге на фестиваль мы заезжали со спектаклем «Папа в паутине» в Саянск. В нем довольно много декораций, но мы не стали делать никаких выездных вариантов. И ко мне подошел работник клуба и сказал: «Что-то вы много привезли. Вот к нам приезжают с других городов – они чуть-чуть декораций используют. В следующий раз имейте в виду!» А я ему сказал: «В следующий раз мы привезем еще больше декораций! Мы – профессиональный театр, и никаких «лайт-версий» у нас не будет. Потому что ваш саянский житель достоин увидеть полноценную работу, и мы даже свои фонари для освещения привезли только потому лишь, что ваш житель – не хуже, чем житель Братска или другого города». Я сам частенько езжу в деревню, там у меня живут родственники, и я понимаю, что там можно ездить и показывать спектакли, и люди будут ходить, костюмы надевать и ходить в театр, но и уровень у театра должен быть высоким. Была у нас и ситуация в Куйтуне, - там сцена вообще не приспособлена! А мы с утра показывали детям этикет, а вечером – спектакль «Провинциальные анекдоты». И ребята начали: «Ну, давайте, вот это делать не будем, и это вот не будем делать…» Я им сказал: «Нет! Давайте будем делать все!» Они на меня, конечно, разозлились: «Кому это здесь надо? Это же Куйтун!,,», но я им ответил: «Люди и дети здесь точно такие же, как и в Братске! И они достойны увидеть полноценный спектакль, и будьте добры сделать для них это». Профессиональный драматический театр должен быть всегда на высоком уровне и в плане декораций, и в плане актерской игры.

-  У вас и так небольшая труппа, и сегодня ты мне сообщил, что от нас уехала Ольга Гунтарева. Кем ее можно заменить и можно ли?

- Слава Богу, есть у нас Иркутское театральное училище, и мы можем приглашать выпускников. Тем более, что они все чаще и чаще «пробивают» через знакомых «А как тут в Братске?», потому что благодаря участию в фестивалях Братский театр заявил о себе. И я не стеснялся и приглашал иркутских актеров к нам. Но Иркутск считается более благополучным городом.

- Я в последнее время всегда задаю своим собеседникам вопрос про «уезжающих». На мой взгляд, это те люди, которые, выйдя на улицу, видят какую-то свою, темную картинку. Я знаю, что ты любишь гулять по нашему городу. Когда ты выходишь на улицу. Что видишь ты?

-  У нас в городе совсем не плохо. Когда мы были в Дубне, мы шли по улице и увидели сделанных из покрышек лебедей и зверушек, и девушка-братчанка, которая была со мной, стала просить: «Сфотографируй меня здесь!» А я ее фотографирую и говорю: «Слушай, а ведь в Братске этого полно, во многих дворах, просто мы к этому привыкли и мы просто этого не замечаем!» И ведь действительно: у нас есть валенки с лавочкой и дровами, шапка-ушанка, и если бы мы это увидели в другом городе – мы бы кинулись с этим фотографироваться. Здесь же мы проходим мимо… И скульптур у нас много маленьких. И новые появляются, и ГЭС у нас есть, и памятник Наймушину, даже памятник Пушкину есть – все есть! Просто мы привыкли к этому и не видим уже, а приезжая в другой город радуемся намного меньшим вещам… Наш город очень симпатичный!

- А он перспективный, на твой взгляд?

- Да! Как работник театра – я вижу перспективы в нашем театре. Как житель города – я вижу, что нам просто не хватает гордости за свой город. Летом я ездил во Владивосток и, возвращаясь, увидел баннеры с фотографиями красивых мест нашей области и надписями «Область моего сердца!» Я подумал: «Ну, наконец-то! Вот! Наконец-то появилась социальная реклама!» Но потом эти баннеры начали сменяться баннерами с политиками, депутатами, и плавно свелись к выборам губернатора и Ерощенко… Я еще подумал о том, насколько тонко научились пиарщики играть мозгами людей, мозгами братчан… И перспектива у нашего города есть, но перспектива эта – в объединении всех горожан или хотя бы дворов. Может быть, нужно придумать и проводить какие-то социальные соревнования, потому что сейчас территория многих жителей нашего города заканчивается дверью квартиры. Тот же подъезд – это уже как будто чужое и никому не нужное… А ведь и двор – это тоже наша территория! А у нас во дворе – хоть трава не расти! Дети бегают, урны переворачивают. Бутылки бьют, крушат все подряд, и никто им ничего не скажет… А если наше жизненное пространство не будет ограничиваться дверью квартиры, если горожане начнут чаще гулять по городу, то и город станет другим - город начинается с каждого из нас. И надо украшать город, ставить скамейки, поддерживать чистоту, что-то строить – и однажды люди проснутся и поймут, что в Братске – хорошо!

Ольга Артюхова

 

 

 

 

 

comments powered by HyperComments

.: Всё для вас :.
   
©, 2015, Press*Men

Газеты Поехали, Братская ярма