Подать рекламу и срочные платные объявления (вопросы и справки - по тел. 28-23-12):

.: наши издания :.

Если у женщины в духовке парик – значит, она новый образ творит!

Как-то в одной из соцсетей я увидела в ленте фотографию этой девушки. Ее образ поразил меня. Зайдя на ее страничку и открыв ее фотографии, я просто погрузилась в них, как в сказку, как в параллельный мир – иногда добрый и светлый, иногда – страшный и дикий, но прекрасный и чарующий. «Кто автор этих ярких и выразительных образов, складывающихся в легенды на фотографиях?» - подумала я тогда. А автором их была сама запечатленная на снимках фотомодель - Ирина Потоцкая.

Оказалось, что рождение образов – ее призвание и работа: в прошлом успешный визажист и парикмахер, сегодня Ирина работает гримером в Братском драматическом театре. И участие в фотосессиях – это продолжение ее творчества, которое не просто является ее работой - оно составляет всю ее жизнь. Хотя в школьные годы, по словам самой Ирины, она и не мечтала о творческой профессии:

- В детстве я сначала мечтала была учительницей, потом стюардессой - после того, как летала на самолете, и еще много кем: когда я попадала в новую сферу, я хотела быть тем, кого там видела – я быстро увлекалась новым… И никогда не думала, что буду работать в творческой сфере. Я рисовала очень хорошо, постоянно что-то творила, лепила, но что у меня будет работа, связанная с творчеством, я никогда не думала. Это потом моя жизнь оказалась неразрывно связанной с творчеством, когда я уже стала работать парикмахером.

- А как ты пришла в искусство фотографии?

- Когда работаешь парикмахером, больше начинаешь искать красоту, образы, участвуешь в конкурсах, выезжаешь на конкурсы, семинары, мастер-классы в другие города, и там видишь, что люди своими руками создают что-то новое и красивое. Ты перенимаешь опыт и начинаешь творить сама. И потом хочется в своем городе показать свои идеи и свое творчество. И начиналось-то все с конкурсов по парикмахерскому искусству – там прорабатываются образы, создаются костюмы, и потом полностью все это перешло в новую среду – фотографию. Но попала я фотомир, в общем-то, случайно. Началось с нашего братского фотографа Павла Морозова и обычных простых фотографий. Правда, я редко нравлюсь себе на фото, поэтому стараюсь себя приукрасить. Но у меня и много страшных образов – наверное, таким образом я прячусь под маской какой-нибудь страшной ведьмочки…

- Обычно женщине свойственно наоборот – бояться страшных образов…

- Да, все хотят быть принцессами и все хотят быть красивыми. Но не всегда: я помню, у нас был один показ невест, и я своим девочкам предложила: «Ну, вот – вокруг все красивые, а давайте мы сделаем страшных невест?» И мы стали делать. У меня там были в прическе белые рога, украшенные цветами – это уже было необычно. Наверное, с тех показов у меня все и началось, а потом пошло дальше, в том числе и участие в фестивалях невест, когда прорабатываешь образы.

- Кто чаще придумывает темы для фотосессий – ты или фотограф?

- Скорее всего, я. Но бывает и так, что автор идеи – фотограф. Например, однажды мы сидели с нашим фотографом Сергеем Семеновым, он рассказал, что посмотрел ночью фильм «Звонок», в котором в кадрах появляется страшная девочка, и предложил сделать интересную фотосессию. Мы взяли красивую модель и поехали в полуразрушенное здание на Галачинских коттеджах (конечно, сначала договорились с хозяином этого здания). Фотографировал Максим ее, а я появлялась там в окне в своем белом гриме и белом платье. От идеи до воплощения у нас тогда прошло не больше получаса: образ-то не такой сложный - все для его создания есть под рукой. А вообще, если просто заказывать фотоссесию у фотографов – это получается дорого. Но у них есть такая съемка, которая называется ТПП – это когда фотограф собирает фотографии для своего портфолио. При такой съемке он с модели денег не берет, но модель передает ему полное право распоряжаться фотографиями по его усмотрению. И если у тебя есть интересный образ и есть костюм – фотографу зачастую интересно с тобой работать.

- Костюмы для этих необычных образов кто творит?

- Тоже я. Я люблю шить. Я начала шить еще в школе – учителем труда у нас была очень хорошая женщина, и она заложила в нас эти основы, да и шили тогда, в общем-то, все – с красивой одеждой было трудно. И от мамы у меня это – мама могла за ночь сотворить мне такой новогодний наряд, что на празднике я оказывалась самой красивой. Она очень любила шить. А меня шитье отвлекает от серых будней.

- Как ты находишь фотографов для воплощения своих идей?

- Есть фотограф, который просто красиво фотографирует. А есть сумасшедший с хорошем смысле слова фотограф, который творит и постоянно что-то придумывает. Таких в Братске много, и мы совместно уже начинаем придумывать и делать что-то новое.

- Как у тебя получилась фотосессия с Алексеем Трофимовым – он же, в основном, фотографирует природу?

- Он сам как-то сказал, что немного устал от природы, и предложил необычную фотосессию. Съемка проходила зимой, холод был ужасный, мы снимали 15 минут – один кадр всего получился хороший, и то оказалось, что мы там неправильно держали мечи. После этого у меня началось знакомство с историей, оружием и реконструкцией истории. Отсюда пошло и увлечение историческим костюмом – уже более досконально. У меня даже есть платье, сшитое ручным швом, из льняной ткани.

- Создание какого образа запомнилось больше всего?

- Русалки. Мы специально с девчонками ждали, когда выпадет снег, чтобы было холодно. Как делать хвост – я была без понятия, но подумала, что придет время – придумаю что-нибудь. Снег выпал - начали готовиться. Фотограф нарисовала мне, какой я должна быть, из этого я и исходила. Сшила себе костюм латексный, и русалка получилась как будто из другого мира. Я себе гримом сделала жабры, а фотограф сказала, что русалка должна быть черной, и я все утро сидела мазала черными тенями себе лицо, волосы сделала зелеными. Потом, уже на берегу, поранилась о камни, и таким образом добавила еще штрихи в свой образ – приехала-то я на берег уже в костюме, ходить не могла. По снегу поползала, потом меня в море забросили. Люди, которые видели все это со стороны, крутили пальцем у виска, но чего не сделаешь ради хорошей интересной фотографии! Конечно, было холодновато, но уроки моржевания дали о себе знать – я нормально все перенесла. Еще запомнилась съемка, когда брат вез нас с девчонками в четыре утра на падунский пляж и по дороге говорил нам, что мы сумасшедшие - ехали мы так рано потому, что нам нужен был красивый свет. В ту фотосессию я сидела на бревне, мы огнетушителем делали утренний туман, я была раздетая, и меня все время кусали муравьи.

- Что после съемок происходит с костюмами?

- Дома мне их хранить негде, поэтому я их раздаю и раздариваю. Потом они участвуют в каких-то конкурсах и мероприятиях уже с новыми своими обладательницами. Реже – перешиваю. Очень много костюмов я выбросила. Жалко было, а потом подумала: «Новое все сошью, если что!»

- Результат фотосессий тебе всегда нравится?

- Мне фотография может и не нравится, как модели, но я доверяю фотографу. Я должна принять его видение – это его реализация и его творчество. А ты получаешь адреналин и удовольствие, когда готовишь съемку, образ, костюм, когда спишь и даже во сне думаешь об этом, просыпаешься и зарисовываешь, а потом ищешь дома, из чего новый образ сотворить, из чего сшить костюм. Дома у меня целый склад из всего, начиная от черепов, лоскутков, мехов и прочего… Правда, все это тщательно скрывается, чтобы - не дай бог - это не выкинули.

- А как ты стала гримером в театре?

- Меня пригласили, и оказалось, что именно театр – мое! Братский драмтеатр – это важный виток моей жизни. На курсах по гриму и визажу особых, глубоких знаний не дают, все-таки, и ты все делаешь сам. И когда попадаешь в гримерную, начинаешь искать книги, информацию в интернете, и реализуешь идеи с помощью подручных материалов. Хоть братский театр и достаточно хорошо оснащен и учишься уже на хорошем, но в нем мало того, что используется, например, на съемочных площадках, и поэтому начинаешь что-то придумывать.

- Как у тебя хватает времени на все?

- У меня его не хватает – хотелось бы больше! Дома ждут двое голодных сыновецй, поэтому бежишь домой, чтобы приготовить что-нибудь покушать, а по пути надо еще забежать в магазин, чтобы купить, из чего приготовить, свое время я не отнимаю у детей, и поэтому на творчество остается ночь. Я мало сплю, я – сова, и все мои идеи приходят ко мне ночью, когда уже все спят, меня никто не тревожит, и я могу спокойно придумывать и творить. Было даже такое: когда готовили спектакль «Смертельный номер», нужен был объемный кудрявый рыжий парик для клоуна, но были только прямые рыжие парики. А он же искусственный – как его завить? Я никогда такого не делала! Но почитала в интернете, накрутила его на железные бигуди и поставила в духовку: у всех нормальных женщин в духовке пироги и курица, а у меня – парик для клоуна! Сейчас у меня дома лежит много костюмов для еще не сфотографированных образов, они еще не все дошиты, не до всех дошли руки.

- Где у нас в городе можно творить в твоем направлении, кроме театра и фотосессий, создавая новые необычные образы?

- Много где. Мне же интересно не только самой фотографироваться, но и создавать костюмы и образы кому-то. Недавно мы так снимали девушку в образе Анны Карениной. Можно интересно поработать в клубах над образами официантов, и с детьми в школах и на праздниках поработать. Можно обыграть такие праздники, как новый год или хеллоуин. И мероприятий в городе много проходит, где можно показать новые образы. Например, скоро будет «Театральная ночь» - будем там участвовать и творить, там мы в этот раз представим боди-арт с элементами бутафории. Тему нам дали – мы ее сейчас прорабатываем.

Ольга Артюхова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

comments powered by HyperComments

.: Всё для вас :.
   
©, 2015, Press*Men

Газеты Поехали, Братская ярма